Rambler's Top100





О декабристах - продолжение

О декабристах - продолжение

Все офицеры Второй армии еще недавно были во Франции и знали, что там простые люди живут, как люди, свободными гражданами, а в России они прозябают, потому, что крепостные. Вот, у этих победителей Наполеона и взыграло ретивое, они подумали, что и в России люди смогут жить лучше. Надо только отменить крепостное право. Но, они забыли спросить, нужна ли русскому человеку эта свобода. «Страшно далеко они были от народа». Да, они так ошиблись, что и сегодня, 200 лет спустя, русские люди в душе своей остаются крепостными.

Так вот, сначала «Смелянщину» разделили на три части, по числу сестер Светлейшего, и все это - на 10 долей, и из этих десяти долей две достались Самойловым. Так и обосновалась там старшая племянница Светлейшего Екатерина Николаевна Давыдова, которая в девичестве была Самойловой, в первом браке – Раевской, а во втором браке – Давыдовой, потому, что ее вторым мужем был генерал Лев Денисович Давыдов. Поговаривали, что Екатерина Николаевна была дочерью самой Екатерины Второй. Поэтому она, дескать, так и любвеобильна. Вся в маму, однако. Теперь вы поняли, откуда это имя – Екатерина? Впрочем, официальная история об этом умалчивает.

Итак, Екатерине Николаевне достались тогда две доли, из десяти, и это тоже было огромное имение, но, там уже, были только десятки сел и деревень. Так все это и кануло бы в Лету, но, дело в том, что Екатерине Николаевне Давыдовой досталось тогда и местечко Каменка, что около 100 км. к востоку от Звенигородки. Вскоре там был построен огромный господский дом со всякими пристройками, домиками, флигелями, садами и гротами. И все это тоже не заслуживало бы нашего внимания, но, дело в том, что дом этот стал настоящим гнездом декабристов. В Каменке была их Управа, которую возглавлял В. Л. Давыдов, сын Екатерины и Льва Давыдова, а с 1823 года ее возглавил тоже декабрист, князь Сергей Волконский. Побывали там и Пестель, и Муравьев-Апостол, и Бестужев-Рюмин, и другие декабристы Южного общества. И все их время проходило там в жарких спорах.

Так вот, все декабристы с фамилиями Давыдовы, Раевские и Волконские, все они происходят из этой семьи, или были связаны с нею родственными узами. А сам князь Сергей Волконский был зятем Н. Н. Раевского, он был женат на его дочери Марии, урожд. Раевской, которая стала потом знаменитой декабристкой, княгиней Марией Николаевной Волконской. Это она, впервые увидев своего мужа в руднике, упала перед ним на колени и поцеловала его кандалы. Это сегодня знают все!

Кстати, Денис Давыдов (1784 – 1839), герой войны, тоже происходит из этой семьи. Декабрист В. Л. Давыдов (1780 – 1855) был его двоюродным братом. А в 1804-м году служил Денис Давыдов в моей родной Звенигородке, где стоял его гусарский полк. А мы, школьники, ходили на стрельбище в те самые, бывшие, казармы, там мы учились стрелять, «защищать родину» но, кто тогда думал об истории? Липовая оценка по липовой истории была важнее.

Вернемся, однако, в Каменку. Там служил тогда и унтер-офицер уланского полка Иван Шервуд (1798 – 1867), он был принят в кружок декабристов, узнал все о Южном тайном обществе и написал обо всем этом донос царю. Ну, вы сами понимаете, унтер-офицер, это, все-таки, не офицер, понятие об офицерской чести ему чуждо. А нас сегодня удивляет только наивность декабристов. Ну, там было полное отсутствие конспирации!

Поэтому, аресты декабристов Южного тайного общества начались еще до восстания в Петербурге, и первым был арестован командир Вятского полка Пестель Павел Иванович (1793 – 1826), который возглавлял Южное тайное общество. Потом, 05.01.1826 года, был арестован и князь Волконский (1788 – 1865) , который с 1821 года был командиром 1-й бригады 19-й пехотной дивизии, которая стояла в Умани, 75 км. на ю.-з. от Звенигородки. Потом были арестованы и другие декабристы, и пошло - поехало. Тогда же арестовали и Бестужева-Рюмина, и Муравьева-Апостола, руководителей восставшего Черниговского полка, да и других Муравьевых, которых среди декабристов было несколько. А впереди было следствие, казни и отправка, в кандалах, в сибирские рудники. Об этом и рассказывается в фильме «Звезда пленительного счастья».

Итак, прочтем еще раз одноименный очерк, размещенный на данном сайте, с приложением все того же двухсерийного фильма в качестве иллюстрации. Фильм этот начинается с показа двухэтажного господского дома, в котором князь Волконский жжет бумаги, но, зрителю толком было неизвестно, где это происходит? Так вот, я сейчас и рассказываю, что было это в имении Н. Н. Раевского, в деревне Бовтышка. А расположена эта деревня, примерно, в 37 км. к ю.-ю.-в. от Каменки. Кроме того, интересно, что сегодня Каменка является районным центром Черкасской области, а деревня Бовтышка расположена в Александровском районе Кировоградской области. Так вот, граница между областями проходит, примерно, в 10 км. к ю.-в. от Каменки.

Когда Екатерина Давыдова отделила своего старшего сына Н. Н. Раевского, настоящего героя недавней войны, то ему, среди прочего, досталась и деревня Бовтышка (Бовтышки), там он и построил двухэтажный господский дом, который занимает большое место в том фильме. Мы не знаем, где снимался тот господский дом, что показан в фильме, но он похож на изображение на старой фотографии.

А княгине Марии Волконской, жене декабриста, князя С. Волконского, как и княгине Екатерине Трубецкой, посвящен, почти весь, фильм. Именно, из Бовтышек отправилась княгиня Волконская в Сибирь, а княгиня Трубецкая отправилась туда же из Петербурга, и они встретились в Иркутске, обнялись там и долго плакали, от горя, но, и от счастья. «Звезда пленительного счастья».

Потом в фильме показывают, что князь Волконский едет на санях, в которые была запряжена тройка лошадей, из Болтышек в Умань, где его и арестовали. Уточним, что между Бовтышками и Уманью около 150 км. по прямой, на запад. Нам не говорят, ехали ли Волконский и другие декабристы через Звенигородку, но там, собственно, другого пути и нет. На севере был Васильков, где тоже была Управа Южного общества, на востоке была Каменка, на западе – Тульчин, а Звенигородка была в центре.

Герой войны Н. Н. Раеский умер в 1829 году, в тех же Бовтышках, и похоронен в усыпальнице Раевских, при церкви, что находится в деревне Разумовка (бывш. Эразмовка), недалеко от бовтышек. В советское время здание перешло к местному колхозу, где, как и положено, были устроены всякие склады и хранилища, а сейчас церковь восстанавливается в первозданном виде. Могилы Н. Н. Раевского и его родных, вероятно, сохранились.

Остается только добавить, что в Каменке, в 1957-м году, родился и Толя Карпенко, отличный моряк и боцман, мы с ним работали на одном судне лет десять, но он умер в 2007-м, в возрасте ровно 50 лет, молодым, как, собственно, и все моряки, и похоронен под Калининградом. Пусть эти строки сегодня послужат его памяти. А в Умани родился и генерал Черняховский, который потом командовал 3–им Белорусским фронтом, тогда он и погиб. Видимо, там еще оставался боевой дух той самой, 19-й, дивизии 2-й Армии. А в Каменке и в Бовтышках побывал и А. С. Пушкин, а потом, позже, и композитор Чайковский. Такая вот, в Каменке, плодородная земля. Информацию о Бовтышках я нашел в интернете, за что признателен автору.

Всего, вам, доброго, уважаемые читатели. Любите историю, это же так интересно!

Николай ТКАЧЕНКО                    06.10.2018.

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





 

КЛУБ ЗНАКОМСТВ НА САЙТЕ



















Мы и общество...





«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом




Рейтинг@Mail.ru