Rambler's Top100

У нас всё отлично, все всё одобряют (оказывается).

У нас всё отлично, все всё одобряют (оказывается).

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Здравствуйте! В эфире - радиостанция "Говорит Москва". Это программа "Пиджаки". У микрофона Айсель Герейханова, а  в студии у нас Валерий ФЕДОРОВ, директор Всероссийского центра изучеия общественного мнения.

 

. Добрый день!

В.ФЁДОРОВ: Добрый день, Айсель!

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Почти все события минувшего года, так или иначе, сформировала украинская повестка: это и евромайдан, и отставка Януковича, и присоединение Крыма,  дальше - война на юго-востоке, и последующее обострение на международном фронте. Если рассматривать всё это в комплексе, если подводить итоги, у России за этот год всё-таки было больше политических потерь или приобретений?

В.ФЁДОРОВ: Если говорить о политике, то мне кажется, баланс всё-таки положительный, но это в краткосрочном периоде, в долгосрочном - я пока затрудняюсь дать оценку. "Конец - делу венец", а конца пока не видно. Возможно, баланс будет и отрицательный, возможно, будет  нейтральный, но чтобы свести  его с положительным сальдо, нам предстоит приложить огромные, прямо скажем, усилия. Но это, если говорить о политике. Я всё-таки напомню, что политикой живёт меньшинство россиян, да и в других странах редко, где политика является национальным спортом.

Но у нас, тем не менее, всё-таки мы достаточно деполитизированы и откликаемся на какие-то политические события только в том случае, если они выходят из ряда вон. Вот скажем, присоединение Крыма - это действительно событие с большой буквы, поэтому оно так и всколыхнуло. Но, в общем и целом, политика россиянам не очень важна, им гораздо важнее: есть ли у них работа, каковы цены, всё ли в порядке со снабжением, с обеспечением, с товарами,  с жильём, конечно, жильё - вопрос номер один, погода в доме, здравоохранение, образование.

Вот этот круг вопросов - он гораздо важнее. И на этом фронте, к сожалению, мы последние несколько месяцев после такого впечатляющего развития, роста, мы фиксируем ухудшение, негативную динамику. Настроение снижается, больше прогнозов негативных. Но, конечно, это связано больше с тем, как себя ведут два важнейших индикатора: это курс рубля и цены на нефть. Неприятные сюрпризы оба индикатора преподнесли нам во второй половине 2014 года, именно поэтому мы встречаем Новый год не в таком радужном настроении, как хотелось бы.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Но вот если, как раз говорить о динамике социальных настроений, как они менялись в отношении главных событий этого года: присоединение Крыма, тогда и сейчас, война на юго-востоке Украины? Я знаю, что ВЦИОМ, в том числе, задавал вопрос: насколько россияне поддерживают или не поддерживают возможный ввод российских войск. Дальше: как менялось патриотическое настроение россиян за этот год?

В.ФЁДОРОВ: Все эти вопросы важные, но мне кажется, они вторичные. Первичный вопрос: как менялись общественные настроения в целом. Есть такое понятие: национальное самочувствие. Мы,  да и наши коллеги из других центров, регулярно его измеряем.

Вот, мы пять вопросов задаём нашим соотечественникам, в частности:  удовлетворены ли вы своей жизнью или нет? Как вы считаете: вы и ваша семья через год будет жить также, как сейчас,  хуже, чем сейчас, лучше, чем сейчас? Как бы вы оценили своё материальное положение? Как вы оцениваете экономическую ситуацию в стране в целом? Как вы оцениваете политическую обстановку в стране? И последний, такой интегральный вопрос: как вы считаете, наша страна движется в правильном направлении или, скорее,  в неправильном направлении? Каждый месяц, чтобы ни происходило: Крым, не Крым, - мы задаём на протяжении уже многих лет эти вопросы, поэтому можем фиксировать вектор.

И вот,  если отталкиваться от этих данных, то рисунок года - он очень такой однозначный. В феврале начинают расти показатели социального самочувствия, растут непрерывно до августа, в сентябре приостанавливаются, в октябре начинают снижаться. Это не обвал, это не вертикальное падение, практически все показатели лучше сейчас, в декабре, чем год назад, но, конечно, до летних показателей им очень далеко. То есть, взлёт, он, разумеется, был связан и с событиями в Киеве, и  с событиями в Крыму, а снижение уже связано с событиями на экономических фронтах, на мировых рынках, прежде всего - нефтяном, а также с крушением нашего, казалось бы, незыблемого рубля, когда он от курса  33-35 за доллар откатился к 55 и ещё ниже.

Поэтому, такой вот очень мощный всплеск социальных настроений, они достигли максимума за всё время измерения. Так хорошо не было, скажем, в 2007 году, когда у нас был 8-процентный экономический рост. Так хорошо не было в 2013 году, когда, казалось бы, всё было спокойно, и глобального конфликта с Западом у нас не было, и об Украине знали только специалисты, либо особо интересующиеся этой страной. Но за этим всплеском последовало снижение. Какое будет это снижение, на сколько низко упадут индексы - вопрос открытый, но тут мы, конечно, учимся на уроках предыдущего кризиса 2008-2009 годов. Тогда падение было достаточно радикальным, и оно продолжалось более полугода.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Вот эта тенденция снижения настроения населения, она также касается уровня поддержки президента или нет? Было много спекуляций вокруг уровня поддержки президента на протяжении всего года: кто-то  фиксировал снижение, кто-то говорил, что снова стабилизировался и так далее. Ваш фонд как, всё-таки, зафиксировал этот вопрос?

В.ФЁДОРОВ: На самом деле, все мне известные исследовательские центры, кто регулярно замеры проводит и задаёт внятные вопросы, у них динамика, практически, одинаковая. Вот те непонятки, о которых вы сейчас говорите, разнонаправленные движения, на мой взгляд, связаны только с одним конкретным вопросом одного конкретного центра. Вопрос был, на мой взгляд, такой, что задавать его сейчас просто бессмысленно. Вопрос был о том: Будете ли вы голосовать на выборах президента за Путина или у вас есть другие кандидаты? Напомню, что через 4 года у нас выборы президента. Кто будет кандидатами?

Будет ли сам Путин баллотироваться или нет? Вопрос открытый и, вообще, люди не думают об этих выборах. А в силе вопросы, которые всё-таки адресованы к сегодняшнему дню,  скажем: «Назовите тех политиков, которым вы более всего доверяете». Или: «Оцените работу Путина в должности президента, одобряете её или не одобряете, или какую оценку ставите». Ну, и другие вопросы аналогичные, которые про сегодня,  а не про то, что будет через 4, 5 или 20 лет. Они совершенно однозначно продемонстрировали линейную динамику.

Что же это за динамика? В конце 2013 года около 60%, в отдельные месяцы 62-64% одобряли работу Путина в должности президента. В конце февраля этот уровень начинает расти: на Олимпиаде, на событиях в Киеве, -  и март - это уже воссоединение с Крымом, вплоть до мая мы фиксируем вертикальный рост. Затем этот рост остановился, но на очень высоком уровне: 82%, 83%, 84%, в отдельные недели даже 86%. В тех самых пор, с конца мая, этот показатель не менялся. Если говорить о вопросе: одобряете - не одобряете,  вот тут порядка 82-84% россиян одобряют работу Путина в качестве президента.

Если говорить об открытом вопросе - о доверии,  где можно называть кого угодно: 5-6 политиков, то понятно, что Путин лидировал и до 2014 года. Но там порядка 45-46% его называли. А в этом году его называют больше 60%.  То есть, тоже очень существенный прирост. И самое важное в том, что закрепившись на очень высокой точке, он уже более полугода после этого не снижается. Причём нельзя говорить ни о вертикальном падении, ни о снижении вообще. Это значит что, хотя, ситуация объективно осложняется для России  и в социальном, и в экономическом, да и в политическом отношениях, мы в конфликте с Западом, с гегемоном нашего мира, с Соединёнными Штатами.

Против нас  ввели санкции, и они уже действительно оказывают угнетающее воздействие на нашу, не только экономику, но и что, важнее, на психологию особо подвижных, в этом плане, слоёв нашего общества. Но, тем не менее, политика, которую проводит президент, работа президента, курс его, вектор, - они признаются правильными не просто большинством общества, а подавляющим большинством общества.  Действительно 62-64% - это гигантские цифры, и то что, несмотря на снижение курса рубля, на падение цен на нефть, на общую неясность и негативный рост прогнозов, что же будет с Родиной и с нами, эти цифры рейтинга стоят, как влитые, не колеблются даже, не то, что не снижаются. Это говорит о том, что Путин в этот году реально вошёл в историю. Он ушёл с траектории политика, он пришёл на траекторию исторического деятеля.

И чтобы там не происходило, круг людей отдают ему должное, говорят, что он действительно он выступил в защиту справедливости, восстановил попранную историческую справедливость, вернул нам самоуважение, веру в себя. Всё он делает правильно, а то, что  с экономикой у нас проблемы, это, скорее всего, месть врагов наших, месть Запада нам. И если они нам мстят, если  они пытаются нам всё испортить,  значит - мы действуем правильно. Вот базовая логика, которая вероятно, является и причиной этого феноменального роста рейтинга и феноменальной же его устойчивости.

А. ГЕРЕЙХАНОВА: Сколько долго такая логика,  такая база будет обходить стороной президента? Понятно, президент, в общем-то, пока никак не касается, во всяком случае, если  говорить о поддержке его населением, проблем в российской экономике. Но, тем не менее, рост цен, падение производства некоторые уже фиксируют. И Минэкономразвития говорит, что не так всё просто будет в следующем году. Как вы считаете, кого в этом будет винить население? Запад, да, вы уже сказали. Как долго будут винить Запад? Коснётся ли это кого-то из политиков, из ведомств внутри страны?

В.ФЁДОРОВ: Прогнозы - дело неблагодарное. Но, видимо,  не удастся нам сегодня от прогнозов уйти, поэтому я ретроспекцию небольшую сделаю. Помню, что предыдущий кризис мировой 2008-2009 годов, он тоже, на самом деле, развивался по схожему сценарию. Причины были не внутренние, а внешние.  Только, если сейчас мы говорим о конфронтации с миром, а также о падении цен нефть, то тогда это была не конфронтация, а в конфронтацию нас увлёк всемирный кризис, который стартовал в Соединённых Штатах, и, казалось бы, для нас такая для нас неважная вещь, как крах американской ипотеки, привёл к тому, что в 2009 году от плюс 8% роста процентов ВВП в год перешли к минусу 8% или даже минус 9%.

Но сначала, в первые месяцы, я прекрасно помню эти опросы, которые мы проводили, эти же самые показатели социального самочувствия были очень высокими. И доминировало мнение, что Россия - такая тихая гавань, по выражению Алексея Кудрина, и мы абсолютно не виноваты в мировом кризисе, и скорее всего, он нас не затронет. Но, затем в январе 2009 года, когда начались массовые увольнения, рейтинг рухнул, как рухнули и другие показатели социального самочувствия, потому что люди стали терять работу, а это основной источник заработка для большинства россиян. Есть фрилансеры, есть надомники, есть хипстеры, есть большое количество людей, которые фигурируют в  средствах массовой информации, образцы для подражания, герои нашего времени. Но это всё абсолютное меньшинство.

Большинство россиян всё же получают деньги либо от труда в качестве наёмного работника, либо от государства в  качестве получателя пенсий или пособий социальных. Поэтому потеря работы - это худшее, что может произойти, не рост цен, хотя конечно, мало, что есть приятного в росте цен, не снижение цен на нефть или не падение рубля, хотя это психологически негативные факторы, а именно, потеря работы. И невозможность, в какое-то разумное время, получить что-то новое, найти новую работу. Вот этот  главный таран, триггер, спусковой крючок, если на него нажмут, то это, на мой взгляд, обрушит нынешнюю иерархию, нынешнюю расстановку политических сил, нынешнюю систему предпочтений, в том числе и персональных.

Удастся ли, если после этого показывать пальцем на Запад и говорить, что это оттуда всё пришло? Опыт 2008 года показывает, что долго это не работает. Всё-таки эта анестезия имеет срок годности. Поэтому красная черта - остановка предприятий, закрытие предприятий, рост безработицы. Если бы в нашем диалоге  присутствовал кто-то третий и представлял бы экономистом, он сказал бы: "Ребята, вы из кризиса не выберетесь, если не остановите хотя бы часть предприятий, если вы  не уволите часть людей, и если не снизятся реальные доходы населения". Потому что для экономистов кризис - это не ужас, ужас, ужас, а это возможность перегруппировать оптимальным образом силы, прежде всего, на рынке труда и на финансовом рынке, направить инвестиции из неэффективных предприятиях, неэффективных секторов в эффективные.  И точно также перегруппировать рабочую силу.

Но экономисты - жестокие люди, они объясняют людям, почему они должны потерять работу, а люди этого понимать совершенно не хотят.  Особенно в России, где последние несколько лет безработица была на аномально низком уровне, мы чуть ли не лидер по уровню занятости. Те же самые экономисты при этом говорили, что это очень плохо, это лишает экономику необходимой гибкости, новые сектора, новые производства не имеют достаточно рук. Но, тем не менее, это реальность, если она в 2015 году осуществится, если маневр на рынке труда осуществится, это значит, что в 2016 году у нас есть шанс, у нашей экономики вновь начать расти. Но, если этот сценарий опять-таки  осуществится, это, конечно, очень больно ударит по психологической атмосфере, по информационной атмосфере, и я не исключаю, и  по рейтингу властей.

Другое дело,  что  84% - это слишком высокая планка и, если потеряет он 15-20-25%, - всё равно это будет выше уровня поддержки большинства политиков в современном мире, включая развитые страны. Напомню: у президента Франции Олланда сейчас рейтинг меньше 20%, у Барака Обамы, президента Соединённых Штатов, что-то около 40% или даже меньше. Вот поэтому, даже такие нежелательные последствия, которые возможно реализуются, я говорю о снижении рейтинга, всё равно будет рейтинг 60%. Точно также год назад у нас было 60%, и никто не подвергал сомнению право Путина управлять страной, легитимность его, легальность и т. д. Да, будет не сладко, будет много критики, да, может быть, паники будет много в средствах массовой информации. Но, в принципе, строй достаточно устойчив, и я лично не вижу особых негативных последствий даже от столь непростых социально-экономических обстоятельств.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Если говорить, всё-таки, что 84% у президента это очень хорошо, даже в случае понижения поддержки, допустим, будет 60%. Но  это то, что касается президента. В этом смысле какова, на ваш взгляд, будет судьба правительства? Есть  сейчас такая позиция у некоторых экономистов, что во многих сегодняшних экономических  проблемах виноват, в том числе,  кабмин, потому что они выполняли такие бухгалтерские функции, просто подсчитывали  и не отслеживали экономические риски от каких-то политических решений. Ваш взгляд на этот вопрос?

В.ФЁДОРОВ: Но я не экономист. Всё-таки, с точки зрения реального устройства нашей системы управления, мы очень похожи на Америку. В Америке, правда, нет вообще правительства, там есть администрация, сам президент всех назначает, сам снимает, премьер-министра нет, поэтому виноватых мало кого можно назначить. Всё на себя президент принимает. У нас есть премьер-министр, у нас  формально есть независимое правительство, но если посмотреть на практику, то, конечно, всё это люди президента, это команда президента,  и он с ними постоянно встречается, общается. Если он их назначает, а потом не снимает, несмотря на всяческую критику, а он именно так действует.

Я напомню, вот Фурсенко Андрей был такой, много лет был министром образования и науки, абсолютно непопулярный, постоянно его атаковали, требовали всё время снимать его, а Путин продолжал держать его на этом посту, потому что считал, что это правильно. Ну, и много других примеров. Поэтому, на самом деле, это команда Путина,  и навряд ли Путин будет кого-то отправлять в отставку для того, чтобы снять,  разрядить напряжение какое-то или нет. Если сейчас он не отправляет их в отставку, когда  не просто очень всё для российской экономики, - это значит, что он им доверяет, и не видит каких-то альтернативных фигур, которые бы делали эту работу лучше.

Это, если говорить о правительстве в целом. Но, что касается конкретных постов министерских, то, конечно же, это всё меняется. Напомню, год назад  у нас министр экономики поменялся, председатель Центробанка, пусть он формально  не входит в состав правительства, но конечно играет  огромную роль в нашей кредитно-денежной политике, тоже больше года назад поменялась. Эльвира Набиуллина сейчас этот пост занимает, до этого был Сергей Игнатьев. Поэтому какие-то отдельные отставки возможны, но что касается судьбы правительства в целом, мне кажется, мало что ему угрожает. Всё это люди президента, все их воспринимают ровно в этом качестве

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Если говорить о популярности отдельных  министров, вы же, кроме того, что проводите замеры первых лиц государства, также отслеживаете уровень популярности министров. За этот год кто выделился в минусе и в плюсе?

В.ФЁДОРОВ: За этот год правительство в целом выросло, прямо скажем, сильно прибавило также, как президент. Это то, что китайцы называют "прилив поднимает все лодки". У нас авторитет практически всех федеральных органов госвласти, в том числе и таких маловлиятельных, как Государственная Дума,  Совет  Федерации, тоже  в этом году вырос.  Тоже самое произошло и с правительством, персонально и с премьер-министром.  Если говорить об отдельных членах правительства, у нас есть лидирующий тандем, самые популярные министры:  министр обороны Сергей Шойгу и министр иностранных дел  Сергей Лавров.  Они и до крымского кризиса или крымской истории лидировали и сейчас лидируют, и результаты их несколько повысились, но не радикально. 

Если говорить об аутсайдерах, то они тоже есть - это министр образования, науки уже не Андрей Фурсенко, а Дмитрий Ливанов, министр сельского хозяйства Николай Фёдоров. Некоторое время назад министр здравоохранения и социального развития тоже был  в аутсайдерах, но затем министерство разделили, и оба новых министра, министр труда Максим Топилин и министр здравоохранения Вероника Скворцова находятся в средней части рейтинга, из аутсайдеров они ушли. И даже последние проблемы  со здравоохранением пока никак не сказались на Веронике Скворцовой. Но посмотрим, что будет дальше. Скажу так, что достаточно стабильно, на самом деле, в этом году выглядело правительство, и эта стабильность была со знаком плюс. Что будет в следующем году, когда социально-экономические обстоятельства, условия ухудшатся, скорее всего, вероятно, снизится популярность отдельных министров. Но, напомню, что это не от людей не зависит, - кого   назначат министром. Министры - это все назначенцы президента, но по представлению премьер-министра, конечно. Вот как президент будет оценивать их работу, от этого и зависит продолжат ли они свою карьеру или будут вынуждены покинуть свои посты.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Валерий Валерьевич, вы также сказали о том, что за этот год выросла даже поддержка населением Госдумы и Совета Федерации. Если, мы помним, что в прошлом году Госдума практически закончила свою работу под таким лейблом «взбесившегося принтера», говорили о многочисленных законах абсурдных. Всё же, за этот год удалось как-то Госдуме изменить свой имидж, на ваш взгляд,  или нет?

В.ФЁДОРОВ: Очень резкие изменения в лучшую сторону. При этом о работе   Госдумы люди не стали больше знать, или интересоваться больше, или появились какие-то там яркие фигуры. Нет, конечно, есть там яркие фигуры, но уровень их известности не сильно вырос в этом году, но поддержка работы, одобрение работы Государственной Думы выросло примерно в полтора раза за этот год. За счёт чего? Что они там придумали? Какие-то новые гениальные законы, которые изменили Россию к лучшему?  Мы же все прекрасно понимаем, что большинство законов готовятся не в Государственной Думе. Всё-таки это инициатива президента, инициатива правительства.

Да, есть отдельные интересные депутаты, которые фонтанируют яркими идеями, но большинство из этих идей затем признаются несвоевременными и, вообще, абсурдными и уходят в мусорную  корзину или под сукно, в лучшем случае. Поэтому росту рейтинга, я думаю,  Дума обязана не самой себе, она обязана общему процессу, когда выросло доверие россиян к власти, прежде всего к Владимиру Путину, к президенту. Напомню, что у нас даже источником власти, носителем суверенитета половина россиян считает не народ, не самих себе, граждан Российской Федерации, а президента. А всё остальные они воспринимают, будь то правительство или депутаты, они воспринимают скорее, как команда президента, команда в исполнительной власти  или в законодательной власти. Поэтому они, я бы сказал, не субстанциальны.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Действительно рост поддержки на общем фоне.

В.ФЁДОРОВ: Да, безусловно, на общем фоне всё-таки роль, место российского парламента в процессе принятия решений сегодня россиянами, да как впрочем, и вчера, воспринимается, как не очень значительное.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Это мнение Валерия Фёдорова, директора ВЦИОМ. Сейчас новости, вернёмся после новостей. Это программа "Пиджаки". Мы продолжаем свою работу. Напомню, что у нас в гостях Валерий Фёдоров, директор ВЦИОМ. Мы обсуждаем главные события этого года. Невозможно, конечно, не упомянуть и Олимпиаду, с чего начался этот год. Как вы считаете, всё-таки, с точки зрения патриотического  восприятия, с точки зрения социальных настроений, какова роль Олимпиады?

В.ФЁДОРОВ: Если бы не было Киева, если бы не было Крыма, то, я думаю, Олимпиада вошла бы в историю, как главное событие 2014 года. Было много ожиданий, было много опасений, огромные усилия были затрачены на подготовку, как в Сочи к олимпиаде, так и наших команд, спортсменов. Все рассчитывали выложиться на все 150%  и затем наслаждаться плодами, вот этими успехами. Это произошло, но всё оказалось смазано драматическим развитием событий в Киеве и дальше  на всей территории Украины. Это же всё происходило буквально синхронно: февраль - это и Олимпиада, и 21-го февраля, если не ошибаюсь, бегство Януковича и госпереворот в Киеве, и последующая  цепь, каскад, лавина событий.  Поэтому, увы, Олимпиада забылась довольно быстро, отошла на задний план, потому что, когда людей убивают, когда страна распадается, их страна, Украина, а наша, наоборот, прирастает территориями, то это, конечно, затмевает такой праздник спорта, как Олимпиада, пусть даже и у нас, на нашей территории, отлично  проведённая  и, самое главное, выигранная в неофициальном командном зачёте Россией.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Многие политологи тогда говорили, что Олимпиада консолидировала российское общество потому,  что был такой единый порыв, мы ждали победы, был такой позитивный фон. Дальше, несмотря на события евромайдана,  очень трагические, на отставку Януковича, вернее, побег Януковича из Киева, присоединение Крыма - тоже такое объединение, какой-то единый порыв. Но, при этом дальше, как социальные психологи, так и отдельные политологи, и эксперты фиксировали раскол общества, в том числе и внутри России, что одни придерживались одной политической позиции, другие - другой. Этот  раскол международный перерос в результате в бытовой раскол. Ваш фонд фиксировал какую-то разницу, конфликтные настроения внутри российского общества? 

В.ФЁДОРОВ: 2014 год, по нашим данным, это год максимума единства нашего народного национального по самым разным опросам. То есть такого единения не фиксировалось за всё время нашего измерения. Ну, о причинах вы уже сказали. Я добавлю ещё, всё-таки,  внешний контур: дело в том, что когда очень близкая, большая, важная страна распадается, идёт не по конституционному пути,  устраивает гражданскую войну, это, естественно,  вызывает неприятие, но вызывает, усиливает чувство общности.  Если говорить о Крыме, то восстановление исторической справедливости, попранное в 1991 году, это также объединяет и наполняет гордостью, и речь идёт не только о гражданах Российской Федерации, которых мы опрашивали, но и у тех, кто относит себя к русскому миру, пусть живёт он в Майами, или в Барселоне, или во Вьетнаме.

Огромное количество примеров, когда люди, выходцы из России, живущие где угодно, надевают майки с портретом Путина, поют патриотические песни и тому подобное. Вот это не организуешь на платной основе, это именно порыв, кураж. Все эти факторы продолжают работать. Другое дело, что, во-первых, происходит некоторая рутинизация, любое событие, даже самое крупное,   по мере удаления  теряет ореол, теряет некую новизну, хотя это не значит, что оно теряет значение. Очевидно, что воссоединение с Крымом не потеряло значение, очевидно, что переворот на Украине не потерял значение, наоборот, они задали рамку, задали русло, траекторию тех событий,  которые идут и сегодня, и будут идти  в следующем году, - вот такое долгое эхо.

Единство остаётся на высоком уровне по всем нашим данным. Мы уже говорили, что рейтинг не падает, несмотря на то, что социально-экономические обстоятельства ухудшаются. Это, на мой взгляд, именно следствия то самого единства, когда мы почувствовали, что  да, Путин - наш, да, он всё делает правильно, да, он настоящий лидер, и мы все готовы объединиться вокруг него. Тем не менее, вы сказали, что линия раскола прошла мимо него...

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Но именно в этом году появились такие формулировки, как ватник, пятая колонна и т.д.

В.ФЁДОРОВ: Но нам свойственно всё быстро забывать. Напомню, раскол 2012 года вокруг Пуси-Райт. Одни говорят: "Высечь и выгнать",  другие говорят: "Прочь руки от свободных деятельниц современного искусства". Позицию церкви помните, как жёстко обсуждали. Кто-то говорил: "Да, церковь - последний якорь нашего спасения",  другие: "Это злобные клерикалы, они нас тянут в новое средневековье, ни в коем случае". 

Да, ещё на год раньше отмотаем. Помните, хождение по Болотной, хипстеры наши, креативный класс самозваный, выступает там в костюмах презервативов. Это Артемий Троицкий, если кто забыл, на Сахарова выступал и ругательски ругает Путина и т.д. То есть раскол, как раз таки, он был. Другое дело, я бы даже сказал, это не раскол, а откол.  Небольшая часть общества, но при этом очень такая близкая к средствам массовой информации, очень активная, такая образованная, которая очень активно взаимопроникает и общается и с бизнес-сословием, и  с властью, между прочим,  и со СМИ, само собой.

А.ГЕРЕЙХАНОВА:  У которой есть возможность заявить о себе.

В.ФЁДОРОВ: Безусловно. Вот они заняли совершенно противоположную позицию, поставили на критику власть, на критику лично Путина, но не удалось. Абсолютное большинство общества сплотилось вокруг Владимира Путина, не случайно он набрал впечатляющее число голосов, и с первого тура в 2012 году переизбрался президентом. А сейчас консолидация общества в 2014 году существенно усилилась вокруг него. Конечно, есть те, кто считают, что зря мы во всё это ввязались. Конечно, есть, те, которые в марте в едином порыве поддержали Путина, вспомнили, что Крым наш, ездили туда и т.д. А сейчас видят, как это всё повернулось и говорят: "Нет, мы не думали, что всё так будет, и, вообще, зря, зря он это всё сделал". Конечно, опять-таки вот эти все перемены, перемены вектора, смены позиций, они идут, прежде всего, в этом самом образованном, зажиточном, имеющим какие-то ресурсы, и при этом очень психологически подвижном, неустойчивом, не морально, а психологически неустойчивом слое общества. Да, но это его природа.

Раньше его можно было назвать интеллигенцией,  сейчас надо другое какое-то слово придумать, креативный класс - тоже не подходит. Но, вот эти люди, соль земли, с их точки зрения, они обычно неустойчивы в своих взглядах, непоследовательны, очень быстро реагируют. В этом их сила, в этом - и их слабость, потому что, когда сейчас идёт давление на страну, когда сейчас нас со всех сторон пытаются продавить, объявить нас виновными со всех грехах, призывают покаяться, вернуть  Крым обратно, выплатить репарации Украине и т.д., признаться, что мы во всём виноваты. Эта нестабильная, неустойчивая часть общества поддаётся на разнообразные провокации и тоже присоединяется к этим выпадам зачастую, иногда по глупости, а иногда по собственной психологической нестабильности, как я уже говорил. Но это очень небольшая часть общества, так что ничего серьёзного, ничего опасного в этом нет, в этом отколе.

Я сегодня буквально читал новость: один современный деятель искусства или один деятель современного искусства из Перми сначала принял участие в антироссийской выставке в Киеве, потом, когда ему высказали "фи" в родном городе по этому поводу, он опубликовал заявление, что душат сводное искусство в России, ухожу, эмигрирую в Киев, вот только там пространство для свободы. Ну, да, есть такие примеры, и ещё, наверное, будут.  Это повод для 46 миллионов граждан Российской Федерации паниковать? "Гипс снимают, клиент уезжает" -  как в комедии Эльдара Рязанова было сказано. Это не тенденция, ни в коем случае, это, наоборот, очень такие редкие явления, а тенденцией является консолидация.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Тенденция у российского общества - консолидация. А всё-таки, если говорить о российских бизнесменах, о политиках, не о тех заявлениях, которые они делают публично, а, на самом деле, о настроениях, в данной среде, на ваш взгляд,  какие настроения всё-таки превалируют?

В.ФЁДОРОВ: Так бизнесмены или политики?

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Сначала начнём с бизнесменов, дальше перейдём к политикам.

В.ФЁДОРОВ: У бизнесменов всё печально: бизнесмены вынуждены пересматривать стратегии, бизнесмены вынуждены пересматривать сети поставок, если речь идёт о тех, кто делал свои деньги на импорте цветов, фруктов, яблок, картошки и всего подряд или мебели из Европы и других стран. У бизнесменов депрессия потому, что государству нужны деньги, поэтому снижать налоги оно отказывается, у бизнесменов выросла ставка финансирования, кредитования в банках. У банков денег мало, поэтому дают очень плохо. И самое главное, у бизнесменов ещё перспектива, то есть, раньше они говорили: "У нас очень крупный, растущий, развивающийся рынок, и всё прекрасно, надо только вот тут подкрутить, тут что-то сделать". Сейчас у них, конечно, абсолютная депрессия.

Но напомню, что кроме бизнесменов, по которым паровым катком проезжает сейчас этот рынок,  есть экономисты, которые напоминают, что должна произойти  в 2015 году перестройка, реструктуризация нашего народного хозяйства. Из неэффективных секторов деньги должны уйти, раньше они там были замкнуты. Напомню: если высокие цены на нефть - это "голландская болезнь", то есть не имеет смысла  вкладывать деньги в целый ряд секторов, а вот сейчас  мы случайно внезапно вылечились от "голландской болезни". Это значит, что инвестиционно привлекательным становится целый ряд секторов, которые можно объединить  словом "импортозамещающие сектора". Очевидно, что сельское хозяйство получило уже гигантский стимул для развития. Пищевая промышленность. Всё, что теперь стало дорого покупать за рубежом, зато дёшево производить здесь. Вот это огромное пространство.

Напомню, миссия бизнесмена не в том, чтобы купить себе "рол-ройс" и плевать с высокой колокольни на всех остальных сограждан, называя их "быдлом", не способными построить себе шикарную жизнь. Миссия бизнесмена в том, чтобы организовать производство таким образом, чтобы страна росла, развивалась, богатела, чтобы люди имели работу и, желательно, достойную зарплату. Вот если бизнесмены превратились в рантье, которые стригут купоны, ничего особо не меняя, не вкладывая, не придумывая, не изобретая, то нам такие бизнесмены не нужны. Таких бизнесменов у нас довольно много, надо признать. Поэтому должна произойти перестройка в определённом слое самих бизнесменов. Это сложно, это тяжело, это не хочется делать. Многие, я думаю,  уедут, как уже уезжают, и будут искать там прекрасные места типа Панамы, ГОА, Вьетнама, где они могут, как им кажется вложить деньги и получить отдачу гораздо быстрее. Но абсолютное большинство останется здесь.

Все понимают, что делать бизнес на Родине по многим обстоятельствам гораздо выгоднее, а иногда просто даже не выгоднее, а правильнее. Есть и такие - "правильные" бизнесмены, которые хотят развивать страну, которые хотят, чтобы нашей стране было лучше, а не Вьетнаму или ГОА, при всём уважении к этим прекрасным местам. Это о бизнесменах. Ну, что касается политиков...

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Ведь именно им придётся просто объяснять населению, почему так происходит, почему кто-то теряет работу, кто-то не теряет работу. Соответственно, политикам и регионального уровня, и депутатам Госдумы, и просто каким-то чиновникам придётся работать с населением. Вот тут, какие настроения?

В.ФЁДОРОВ: Если говорить об оппозиционных политиках, то они в шоколаде. В следующем году, если сценарий кризиса экономического будет развёртываться, то у них такая появляется тема,  на которую можно говорить с избирателями. Потому что в этом году им говорить не получается, говорить, что Крым не наш или что это неправильно, то тебя тут же забросают тухлыми помидорами любимые избиратели, что собственно говоря,  уже и произошло со многими оппозиционерами. Поэтому в этом году они либо сидели и молчали, либо пытались стать ещё большими "путинистами", чем сам Путин, предлагать ещё более радикальные меры в рамках курса президентского. Но понятно, что это не работает. Второй Путин, при живом - кому он нужен. Особенно, если его зовут Зюганов или Миронов. Сейчас у них появляется шанс, чтобы сказать: "Ага, мы говорили, всё не так надо было делать, виноваты...". Ну, на Путина вряд ли будут показывать пальцем, но на правительство, безусловно.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: На правительство, на главу Центробанка тоже.

В.ФЁДОРОВ: Конечно, будут требовать, как в своё время: "Чубайса в отставку, или Гайдара убрать". Поэтому они счастливы, эти политики. Но, те политики, которые во власти, в команде Путина, конечно, им придётся непросто. Но извините, никто и не обещал, что будет легко. Когда вас рекрутировали, вам не говорили, что у вас будут дворцы на Лазурном берегу. Вас нанимали на несколько другие условия. Многие, конечно, построили дворцы, успели, но теперь другой коленкор, сейчас уже пора работать. В кои-то веки! Но посмотрим, это будет такой вот тест, время испытаний. У кого выдержат нервы, кто умеет работать только в благоприятных условиях, а в неблагоприятных не умеет. А зачем они тогда нужны Путину и нам в целом. Поэтому, я думаю, много интересных будет историй в 2015 году, связанных с управленцами и с политиками от партии власти. И кстати, очень хорошо, что сейчас это происходит, потому что в 2016 году выборы в Государственную Думу, и можно сказать, как пройдём этот кризис, от этого многое зависит, в том числе, и списки кандидатов, с которыми партии власти и оппозиционные партии и пойдут на выборы 2016 года.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: То есть, 2015 год будет таким фильтром?

В.ФЁДОРОВ: Да, я бы сказал - чистилище такое, определённое.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Хорошо, на протяжении всей нашей программы мы, так или иначе, затрагиваем тему санкций, противостояния Запада России, но и говорим о том, что, в общем-то, усугубилось для России обстановка, если говорить об отношениях с Европой, об отношениях с Соединёнными Штатами. Всё-таки, насколько, спустя год, это надолго? Мы можем говорить, что Россия должна забыть о том, что у неё будут выстраиваться какие-то плотные отношения с Европой, со Штатами?  Что мы теперь постоянно слышим о поездках в Индию, Китай, в Латинскую Америку, но о новых контрактах, каких-то новых переговорах, это новая геополитическая реальность?

В.ФЁДОРОВ: Я уже сегодня сказал, что я не экономист. Придётся ещё продолжить стриптиз - я ещё и не международник, поэтому я не знаю. Могу только о собственных ощущениях сказать - мои ощущения, что конфликт надолго. Если даже снимут часть санкции, неофициальные санкции останутся. Отношения испорчены, доверия нет. Есть конфликт, есть конфронтация в тех или иных формах, он даже не на годы, а на десятилетия.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: То есть, соответственно, насколько  население России готово к тому, что мы будем так долго жить в  этом конфликте с Европой  или Западом?

В.ФЁДОРОВ: Вода камень точит.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Сейчас население наше, вроде бы, как поддерживает.

В.ФЁДОРОВ: Я скажу больше: сейчас мы счастливы, что у нас появился равновеликий, как бы, враг, противник, потому что ссориться с Латвией или ругаться с Грузией - это недостойно великой державы, которой мы, по факту, остаёмся и которой, конечно,  мы себя считаем.  Вот когда против нас выступает гегемон этого мира и настраивает всех, Евросоюз  и прочие страны, применять к нам санкции - это, собственно говоря, нас возвышает в наших глазах. Нас заметили - это значит, что мы чего-то значим, это значит, что мы достаточно сильны, чтобы проводить политику, которая не нравится Соединённым Штатам. Поэтому, с политической точки зрения, наличие такого конфликта консолидирует нацию. Другое дело, что есть долго идущие процессы, про русских говорят, что они долго запрягают, но быстро ездят. Многие санкции тоже похожий характер носят, они тоже долго  раскручиваются, но затем через какое-то время приводят к накоплению негативных последствий, казалось, что забудут думать про эти санкции, а  вот они таким боком выйдут тебе. И это, может, один из возможных сценариев, когда скомплексируются разнообразные негативные факторы, ведущие род, начало, именно вот в этом самом конфликте. И тогда, действительно, неблагоприятный сценарий для нашего развития складывается. Но как всё это будет конкретно, насколько это способно подорвать политическую стабильность в стране - я пока бы затруднился сказать.

Слишком непредсказуем стал наш мир, слишком много событий в разных концах планеты, о которых обычно человек не задумывается,  но которые, на самом деле, влияют на его жизнь буквально уже в течение каких-то дней непосредственно. Вот кто в ноябре прошлого года, когда только начинался евромайдан, в России всерьёз думал, что вся наша жизнь в 2014 году пройдёт под его знаком? Никто. Кто думал об исламском государстве Ирак и Леванта, что это будет новый глобальный вызов международной безопасности, который буквально из ничего возник? Только эксперты, которые этим занимались, аналитики, которых на всю страну всего несколько десятков. Поэтому, конечно же, могут и чёрные лебеди, как говорят экономисты, к нам прилетать, но, думаю,  будут и белые лебеди. Будут такие риски в мировом масштабе, будут такие угрозы, будут такие труднопредсказуемые события, которые  позволять России  уйти от лобового противостояния с Западом, конечно, само противостояние никуда не денется. У нас слишком сильный потенциал, слишком высокие амбиции для того, чтобы смириться с ролью очередного 115-ого сателлита Соединённых Штатов. Но, хотя бы, перевести это противостояние из такого лобового, прямого, открытого, драматического в более такое теневое, завуалированное, и поэтому не оказывающего губительного воздействия на неустойчивую психику нашего креативного класса.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Но, сегодня тоже на протяжении программы всей  говорим об отношении населения к тем или иным факторам, политическим событиям, политическим персоналиям. Вот, если всё-таки подвести итоги, за этот год население, с точки зрения психологии, с точки зрения своего социального развития, оно стало взрослее, чуть мудрее, оно осознало себя, как народ? Или, наоборот, наблюдаете регресс? Всё-таки, что изменилось в самочувствии российского населения за этот год?

В.ФЁДОРОВ: Регресса я не наблюдаю, даже, если бы его наблюдал, психологически сложно было бы сказать, что всё, вот регресс в моём родном народе. Нет, большинство чувств, которые в этом году, и это наши  опросы показывают, проявились - они вполне позитивные: и это чувство гордости, это чувство самоуважения, это чувство восстановленной справедливости, это чувство соединения, это желание работать здесь, помогать своей стране и т.д. и т.п. То есть, пока ещё чувства более характерные для кризиса, для стагнации, для экономической депрессии, негативные, тяжёлые чувства - нельзя сказать, что они проявились. Но если проявились, то только относительно у небольшой части населения, которая находится в лобовой конфронтацией с этим курсом, с курсом Путина. Эта часть есть, она небольшая, она в изоляции, она не видит никаких шансов переиграть всё. Уже хождением по Болотной и Сахарова ничего не решается. Даже, если удастся собрать сколько-нибудь многочисленные митинги, тут же выйдут другие, гораздо более многочисленные, которые поддержат Путина и его политику. Конечно, эта небольшая часть нашего населения, но, как мы уже говорили, очень такая значимая, болтливая, образованная, много о себе думающая, она в депрессии. Она не знает, что делать, она, действительно, сейчас уходит в себя или принимает всяческие вещества в повышенных количествах, чтобы как-то снять напряжение, или кто-то, действительно, от болтовни об эмиграции делает для себя этот выбор. Конечно, это выбор единиц, ну, по крайне мере, сотен, потому что больше всего пар в гудок уходит у этой части населения, как правило. 

Пока же большинство чувств сугубо позитивные. Будем наблюдать, будем смотреть, как быстро, как тяжело будет разворачиваться этот болезненный кризис, связанный с переструктиризацией нашей экономики. Но, я почему-то убеждён, что главным чувством, по-прежнему, как, впрочем, на протяжении двух последних  десятилетий, был кризис, не было кризиса, главным чувством будет оставаться такое специфическое российское чувство. Оно занимает первую строчку во всех наших рейтингах чувств, когда бы мы их не проводили. Это чувство надежды!

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Как вы считаете, вы говорили о том, что вы будете следить, эти всё-таки позитивные ростки, они насколько временны? То есть, можно ли говорить о том, что чувство национальной гордости, чувство любви к России, понимание того, для чего они живут в этой стране, что они   хотят жить в этой стране, - они будут меняться,  уменьшаться или это, всё-таки, такие зёрнышки, которые были заброшены в почву, и дальше они будут прорастать независимо от политической, международной конъюнктуры.

В.ФЁДОРОВ: Тут я только могу, как настоящий россиянин, понадеяться, что эти зёрнышки прорастут, а не будут растоптаны, лишатся необходимой подпитки в виде влаги и минеральных веществ. Если, уж, мы с вами развиваем метафору этих зёрен. Есть определённые основания уверенности, что власть сильна. Курс, который она сейчас проводит, пользуется поддержкой у абсолютного числа россиян. Путин, я бы сказал, пережил в этом году своё второе рождение как политика. Более того, он уже не политик, он уже исторический деятель. Это, как Черчилль в Англии середины ХХ века, его можно не любить, на него можно злиться, он может раздражать, но противостоять ему невозможно, конкурировать ему невозможно, именно он в тяжёлую минуту бедствия - единственная безальтернативная кандидатура, перед которой снимают шляпу даже самые злобные политические оппоненты.

Вот именно такая сегодня роль у Путина, именно он сегодня является сосредоточием надежд, ожиданий, ему делегируют ответственность не только за судьбу страны, но, во многом и за свою судьбу тоже. И это очень серьёзная подушка безопасности. Надеюсь, что мой прогноз окажется не слишком оптимистичным, и та болтанка, и тот нервяк, извините за такой жаргон, который мы все будем переживать в 2015 году, а мы обязательно будем переживать, они нас не собьют, не сбросят с той колеи, в которой в России развивается этот год. И не просто этот год, я бы больше сказал, вот эти полтора десятилетия. Вектор - это мы возвращаем себе место одного из важных полюсов, центров силы, центров влияния. Мы этого достойны, у нас всё для этого есть. Но, увы, путь этот не устлан розами.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Спасибо, Валерий Валерьевич! Это была программа "Пиджаки". У микрофона была Айсель Герейханова. Всего вам хорошего!

6.01.14          Источник

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












Мы и общество...







«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru