Rambler's Top100

Сердцевед

Сердцевед

Он, в отличие от многих, не боится летать на самолетах. Известно, что из 100 человек 76 умирают от инфаркта или инсульта, а вовсе не от аварий и катастроф. Он не верит статистике, только научно доказанным фактам. Ему ль не знать, правдивы ли эти цифры! За его плечами — работа в «Скорой помощи», два десятка лет в кардиореанимации. Знакомьтесь — Виктор ЧЕРЕВКО, врач-кардиолог высшей категории, ведущий «сердцевед» Клиники Московского института кибернетической медицины.

— Виктор Герасимович, говорить о жизни и смерти сухо, в цифрах — это ли не пресловутый цинизм врачей? Работа в кардиореанимации приучила Вас цинично относиться к смерти?

— О смерти в цифрах — это когда в отделении кардиореанимации, маленьком, всего на 6 коек, в течение года умирает 100 человек? Больше чем в «горячих точках», настоящая мясорубка...

Чтобы знать цену тому, что вы называете цинизмом медиков, надо самому быть медиком. Когда очень много вокруг тебя смертей, иначе к этому относишься. Мы не можем умирать с каждым пациентом. Кардиореанимация — это и с моральной, и с физической точки зрения работа тяжелая, взрывная. Массаж сердца, представляете, что это такое? Иногда его приходится делать по 20 минут, а это очень тяжелый физический труд. После 10 минут такой работы рубашку можно выжимать. Плюс еще выброс адреналина. Когда занимаешься реанимацией, это примерно... как бежишь! Нет времени думать. Сначала у меня всплеск адреналина, потом я ввожу адреналин больному, а потом... Не у всех бывает это «потом»...

У нас в кардиологическом отделении городской больницы шла постоянная жесткая борьба с летальностью. Мы все время искали что-то новое, чтобы снизить смертность. Пробовали новые методы, препараты, сначала я ставил кардиостимуляторы наружно, потом стал их вшивать, делать операции — к нам за помощью ехали с трех областей. Тогда было очень трудно куда-то пойти, научиться, книг не было, оборудования, лекарств. Кардиостимуляцию я осваивал практически на ходу, используя всю имеющуюся информацию.

— Не страшно было?

— Умирает же! Делаешь все, что можешь, и что не можешь. Ломаются ребра при массаже? Если не будешь ломать — умрет. Ставишь больному кардиостимулятор. Никто у тебя за спиной не стоит и не страхует. Не получится — умрет, получится — выживет. Ведь не придет же с кафедры профессор ставить кардиостимулятор? Между мной и пациентом, кроме Бога, никого.

Самое страшное — это разговор с родственниками... И вот вам еще цифры: смертность мы снизили — с 27 до 15%.

— Такие показатели стоят тяжелой работы!

— Да, реанимация — палка о двух концах, с одной стороны смерть, с другой — оживление. Это большой азарт. Не сравнишь с картами или рулеткой — ставка слишком высока. И победа сильнее воодушевляет.

— Сейчас, в Клинике кибернетической медицины, работа спокойнее?

— У нее другой характер. В реанимацию пациенты поступают, когда уже все произошло: сосуды закупорены, инфаркт. Вот пришел бы он ко мне 10 лет назад — с холестерином, с давлением, с чем угодно — можно было бы все это предотвратить. Если за 5–10 лет до того, как у человека случится инфаркт, воздействовать на факторы риска, инфаркт отодвинется на много лет. Сейчас у меня есть возможность заниматься профилактикой, болезни находить тогда, когда человек о них порой еще не знает.

Я проблемы делю на проблемы качества и количества жизни. Пациент приходит с проблемой качества жизни — что-то его беспокоит, например, сустав болит или колено распухло. А есть еще проблемы потенциальные, которые я вижу: высокое давление, высокий холестерин, — а многие не задумываются над ними. Надо его убедить, ведь лет через 10 его привезут уже с инфарктом. Колено ему жизнь не укоротит... люди этого часто не понимают. Я пытаюсь в течение лечебного курса решить максимальное количество проблем, в том числе и качества жизни.

— Вам так интереснее?

— Вы не понимаете — я фактически сменил работу. Если 21 год я занимался кардиореанимацией, то здесь я занимаюсь кардиологией, и даже не только ею. Приходится все осваивать: и терапию, и гастроэнтерологию, и пульмонологию — тоже науки, их надо знать. У нас ведь комплексное лечение, а сердце — наиболее интегральный орган. Для того чтобы помочь пациенту, я должен эффективно решить все остальные проблемы со здоровьем. Например, придет пациент с аритмией, у которого вдобавок шум в ушах, попросит, чтобы я его убрал...

— Он же пришел к кардиологу?

— Конечно! Но он же пришел и к своему лечащему врачу в Клинику кибернетической медицины, а кибернетическая медицина — наука о взаимосвязи между органами и системами, наука видеть человека целиком. Поэтому, устраняя гиперактивность надпочечников (основная причина шума в ушах), я помогаю решить и эту мучительную для него проблему.

Очень часто я могу, просмотрев анализы, найти причины заболевания, которое сейчас его беспокоит, в том, что было недолечено сколько-то лет назад. Чтобы все это объять, надо знать не только кардиологию, но и другие медицинские дисциплины. Как кардиолог я попробовал все. Я даже вышел за рамки обычной кардиологии, поскольку занимался и неотложной кардиологией, и реанимацией, а кардиореанимация меня привела в кардиохирургию. Я и туда влез, расширяя свои возможности, стремясь, как специалист, охватить все.

А тут я понял, что многие кардиологические проблемы кроются в другом: инфекциях, которые в почках, в сосудах, в других органах и системах, в нарушениях кислородного обмена, ведь кислород — это «оборотная» энергия нашего организма. Истоки кардиологических болячек — еще глубже и дальше.

— Вы, я вижу, очень любопытный и дотошный человек. Все хотите знать и уметь?

— Хочу! В молодости, еще медбратом, перепробовал на себе почти все лекарства. Ну, не наркотики, конечно. Интересно было, что чувствуют пациенты. Любопытство иногда приводит к интересным выводам...

Вот послушайте! В 2000 году вышло исследование американского кардиологического колледжа, где 17 лет изучали огромное количество пациентов и пришли к выводу, что у пациентов с мерцательной аритмией (это такое нарушение сердечного ритма) инсульты бывают в 7,5 раз чаще, чем у остальных. Я прочитал и не поверил. Я лечу сотни пациентов с мерцательной аритмией и не могу вспомнить ни одного, у кого был бы инсульт. Просмотрев все истории болезни, я нашел только два инсульта. Но мне ж покоя нет! Я запросил у заведующего отделением неврологии статистику, сколько у него инсультов после аритмии. Когда он принес мне данные, я за голову схватился: 40% инсультов после мерцательной аритмии! Мы даже превзошли эти американские цифры!

Оказывается, пациенты с мерцательной аритмией имеют высокий риск через какое-то время с инсультом оказаться в неврологии, и больше они к кардиологам не возвращаются. Вот почему мы не могли отследить эту закономерность. Пациенты наши кочуют от кардиолога к неврологу, а мы и не подозреваем об этом. Разбивка на специальности слепит врачей. Каждый свое делает, не видит общую картину. Лечит нефролог пиелонефрит (воспаление почек), а этот пациент через 10-15 лет оказывается у кардиолога с гипертонической болезнью. Потому что причина этой гипертонии — недолеченный пиелонефрит. Кардиолог лечит мерцалку, через некоторое время неврологи получают больного с инсультом. Вот недостатки узкой специализации.

— Значит, системный подход эту проблему снимает?

— Именно! Когда я через несколько лет оказался в Клинике кибернетической медицины, здесь мне предложили комплексно подойти к организму человека. Вот пациент, вот круг его проблем, нужно выяснить, как эти проблемы между собой связаны, понять, как и каким образом через какое-то время болезнь может развиться, и предотвратить это. Для меня это было ново, а я люблю все новое. Сегодня я считаю, что это единственно верный путь — чтобы вылечить сердце, нужно приводить в порядок весь организм, настраивать работу всех органов. Сердце — важнейший интегральный орган, и любой сбой в организме становится нагрузкой для него. Мне, как кардиологу, чтобы добиться успеха, необходимо лечить само сердце и одновременно проводить «капитальный ремонт» всего организма. Вот смысл системного подхода.

— Мне все-таки непонятно, как этот системный подход реализуется на практике? Человек жалуется на боли в сердце, каким образом вы узнаете об остальных болячках?

— Мы ориентируемся не только на жалобы пациента, но и на современные методики диагностики. В частности, с моим участием создана специальная диагностическая программа «Сердце и сосуды», включающая в себя 16 самостоятельных исследований. Она позволяет выявить первопричины болезни и все основные проблемы организма. После этого можно разрабатывать индивидуальную схему лечения.

Мы оправдываем свое имя: кибернетическая медицина по определению должна быть сверхсовременной и использовать все новинки, появляющиеся в области медицины. Если где-то в мире появился какой-то новый действенный препарат, то как только его разрешают использовать в России — он у нас есть. То же и с аппаратурой. Плюс проверенные эффективные методики диагностики и лечения. Плюс опыт врачей. И, как следствие, здоровье наших пациентов. Простая формула без всяких цифр...

30 лет в медицине, 30 научных работ о кардиологии, посвященных лечению и профилактике ишемической болезни сердца, нарушений сердечного ритма, сердечной недостаточности. Бессчетное множество спасенных жизней... Он сам как сердце — работает всегда, будто и нет усталости. И ценит жизнь так, как может ценить ее только человек, видевший не одну смерть. В прошлом КВНщик, актер, даже немного писатель, политик, преподаватель (все его студенты с факультета усовершенствования врачей стали кардиологами), он и сегодня живет активно, работает, увлекается не только медициной, но и дайвингом, театром, рыбалкой, путешествиями.

Еще немного о цифрах... Номер его телефона, который ежедневно в любое время суток набирают многочисленные пациенты — посоветоваться о себе, о родственниках, о том, что вычитали в газете. Никогда не молчащий телефон доктора, которому верят...

Беседовала Ольга ДЕМЬЯНКО

Газета «Аргументы и факты»

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












Мы и общество...







«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Пять признаков наступающего слабоумия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

В объятиях старика. Почему девушки выбирают немолодых мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Свекровь в 50 нашла молодого любовника Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Одиночество губительнее болезни! Как бороться со скукой в возрасте 65+ Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Мне 70. Рассказ-фантазия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Ни стыда, ни совести или можно ли давать волю чувствам в 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как немолодые женщины используют мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Зачем мужчины влюбляются в женщин, старше себя Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Чем опасна поздняя любовь?  Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как замедлить старение женщин после 50 лет - 7 советов Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Исповедь одинокой женщины Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Про старческий запах Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Какие мужчины нравятся женщинам за 40? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Расскажу, почему я в свои 60 лет не жалуюсь на здоровье и чувствую себя лет на 30 моложе Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Стоит ли менять жизнь в зрелом возрасте? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Опасные привычки пожилых людей которые должны вас насторожить Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Предложил ей стать воскресным мужем, но она отказалас Џ®¤а®Ў­ҐҐ

10 причин, по которым влюбляются в женщин старше 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Нам, 50-60-летним, посвящается. Џ®¤а®Ў­ҐҐ

ЭТО СУПЕРИНТЕРЕСНО Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru