Rambler's Top100

ЖИЗНЬ В СВЕТЕ. ДОМА И ПРИ ДВОРЕ. ПРАВИЛА ЭТИКЕТА ДЛЯ ОЛИГАРХОВ И ИХ СЕМЕЙ (1890 Г.)

 

Жизнъ въ свѣтъ.

Знанiе свъѣта вообще.

Подъ знанiѣмъ свѣта разумѣется знанiе светскихъ обычаевъ и вѣжливости, и хотя по этому вопросу было написано не мало руководствъ всетаки о немъ остается сказать еще много, если не новаго, то, по крайней мѣрѣ, полезнаго.
Знанiе света предписываетъ различные законы различнымъ положенiямъ, возрастамъ, полу; законы эти не одинаковы для светской дамы и мѣщанки, для юноши и старика, для молодаго человѣка и молодой дѣвушки.
Что у однихъ было бы верхомъ светскихъ приличiй, казалось бы верхомъ грубости у другихъ,—а мы не должны забывать, что знанiе света соединяетъ обычаи съ вежливостью.
Великiе умы утверждаютъ, будто знанiе свѣета исходить изъ сердца и не нуждается въ подчиненiи правиламъ, что изящество, достоинство, хорошiя манеры врожденны у лицъ хорошаго общества, и вамъ часто приходится выслушивать дерзкое замечанiе, что вы никогда не прiобрѣтете этихъ качествъ по желанiю, если не обладаете ими произвольно, по праву рожденiя. Подобные рѣчи—оскорбленiе и гнустная лесть, такъ какъ разсудокъ подскажетъ вамъ, что нечего стараться прiобрести уже имеемое, или же скромность внушить вамъ смиренную безнадежность. Безъ сомнѣнiя, извѣстная доля такта, здраваго смысла и чувства многимъ замѣняетъ знaнie свѣтскихъ правилъ, и часто мы удивляемся соблюденiю приличiй людьми, отъ которыхъ всего менѣе этого ожидали; три упомянутыя выше качества, какъ бы подсказываютъ, какъ поступать, и предотвращают положительное нарушенiе свѣтскаго декорума. Такое свойство можно назвать просто чуткостью натуры.
Сердце учить насъ сострадать несчастiямъ ближнихъ и относиться къ нимъ съ добротою, какъ бы мы сами поставлены ни были — это знанiе свѣта; здравый смыслъ убѣждаетъ насъ уважать заслугу, какое бы мѣсто въ обществѣ она ни занимала—это вѣжливость; тактъ подсказываетъ намъ, когда мы должны прощаться, чтобы не показаться навязчивыми — эта подчиненiе свѣтскимъ законамъ.
Но какъ не всѣ принадлежать къ исключительнымъ натурамъ, не всѣ обладаютъ тактомъ, здравымъ смысломъ и чувствомъ—то лучше смиренно слеѣдовать извѣстнымъ, установленнымъ правиламъ. Къ тому же, обладая прекраснѣйшимъ сердцемъ, можно въ то же время не знать, какой уголъ визитной карточки нужно загибать въ знакъ соболѣзнованiя и какой—въ знакъ благодарности!
Было бы, однако, ошибкой думать, что необходимо подчиняться малѣйшимъ правиламъ этикета, и что несоблюдаюшiе этихъ правилъ заслуживаютъ презрънiя. Къ самимъ себъ мы должны быть строги и точно придерживаться вѣжливости, предупредительности и т. п., въ сношешяхъ съ нашими ближними, а относительно этихъ послѣднѣхъ, наоборотъ, оказывать величайшую снисходительность; нужно помнить, что многiе грешатъ не намѣренно, а по незнанiю, и оскорбляющiеся несоблюденiемъ приличiй въ другихъ, показьваютъ еще меньше такта, чѣмъ сами обвиняемые.
Нужно также умѣть избеѣгать мелочныхъ правилъ этикета, могущихъ стеснить хозяевъ дома, непремѣнно соблюдая относительно ихъ величайшую вѣжливость.
Постоянная заключенность въ кругу общественнаго церемонiала охлаждаетъ короткiя отношешя; следуетъ, однако, строго соблюдать извѣстные оттѣнки, предоставляя хозяевамъ дома болѣе свободы, нежели самимъ себѣ.
Прежде чѣмъ перейти къ изложенiю условiй жизни въ свѣтѣ дома и при Дворѣ, мы скажемъ нѣсколько словъ о тактѣ, вѣжливости, приличiй и обычаяхъ.

Вѣжливость.


"Вѣжливость для ума тоже, что красота для лица", сказалъ Вольтеръ.
Лабрюсьеръ прибавляетъ, что "нужно обладать весьма выдающимися качествами для того, чтобы не нуждаться въ вѣжливости".

Вѣжливость заключаетъ въ себѣ всѣ общественныя добродѣтели, необходимыя намъ для того, чтобы быть полезными и прiятными окружающимъ. Она обязательна въ светскихъ такъ же, какъ въ дѣловыхъ и вообще въ жизненныхъ отношенiяхъ. Безъ нея всякiя сношенiя съ людьми становятся невозможными. Вѣжливость смягчаетъ нравы, предупреждаетъ ссоры, усмиряетъ раздраженiе и ненависть, заставляя насъ сдерживаться; благодаря ей, мы прiобретаѣмъ любовь высшихъ и уваженiе нисшихъ.
Она же замѣняетъ привѣтливость, если, къ несчастiю, мы лишены этого достоинства.
Вѣжливость—ни качество, ни добродѣтель,—это свойство, которому мы научаемся и которому должны научить нашихъ дѣтей, такъ же какъ научаемся правильно говорить и одѣваться со вкусомъ. Не есть ли вѣжливость форма, въ которую мы облекаемъ наши поступки?
Существуетъ врожденная вѣжливость сердца, которой нельзя научиться, но, повторяемъ, мы обращаемся не къ избраннымъ натурамъ, ненуждающимся въ руководителе, а къ обыкновеннымъ смертнымъ, обладающимъ человѣческими слабостями, какъ равнодушiе, легкомыслiе и т. д.
Вѣжливость относительно нисшихъ есть признакъ дѣйствительная превосходства и лучшiй способъ заставить и ихъ быть вѣжливыми.
Вѣжливость почерпаетъ правила изъ свѣтскихъ обычаевъ.
Ее нужно внушать ребенку съ самаго нѣжнаго возраста для того, чтобы позже она не сделалась лицемѣрной; преувеличенная вѣжливость можетъ стать оскорбленiемъ для того, къ кому она относится, и низостью со стороны оказывающаго ее. Все неискреннее неестественно и болѣе или менѣе преувеличено.

Тактъ.


Тактъ есть одно изъ важнейшихъ условiй свѣта. Какъ и многое другое, тактъ можетъ быть выработанъ, и не нужно отчаяваться, если онъ—не прирожденное качество. Его npioбрѣтаютъ чрезъ размышленiе и наблюденiе; эти два акта ведутъ къ составленнiю сужденiя и къ распознаваннiю—отсюда рождается тактъ.
Тогда уже не трудно сдѣлаться всѣми любимымъ и уважаемымъ, никого не обижая, всякому оказывая расположенiе, и, не обладая болышимъ умомъ, прослыть прекрасно воспитанной и милой особой. Тактъ и разсудительность во многихъ случаяхъ замѣняютъ образованiе и даже сердце.
Кстати сдѣланный подарокъ, своевременно сказанная любезность всегда имѣютъ двойную цѣну; наоборотъ, будучи неумѣстны, они теряютъ всякое значенiе.
Нужно признаться, что обладающiй въ высшей степени знанiемъ света и приличiя, не только бываетъ человекомъ изящнымъ, достойнымъ, вѣжливымъ, но онъ въ то же время терпѣливъ, снисходителенъ, доброжелателенъ къ нисшимъ, почтителенъ къ высшимъ, онъ чувствителенъ, онъ не оскорбляетъ никого никогда. Женщина, обладающая этимъ знанiемъ, всегда пользуется хорошей репутацiей, никогда не нарушаетъ приличiй, не заставляетъ говорить о себе. У нея есть подруги, и что еще больше—друзья, она умѣетъ воспитывать своихъ дѣтей, домъ ея миренъ, спокоенъ, порядоченъ, ей незачѣемъ быть молодой и красивой, она всегда изящна и невольно очаровываетъ всѣх, кто къ ней приближается.
Трудно установить неизмѣнныя правила для различныхъ обстоятельствъ жизни, такъ какъ образъ дѣйствiй часто зависитъ отъ положенiя, въ которомъ находятся люди.
Непозволительное въ одномъ случае будетъ прилично въ другомъ, сообразно личностямъ, возрасту, положенiю и обстановке.
Обстоятельства управляютъ поступками.
Иногда слѣдуетъ поступать сообразно строжайшему этикету, иногда же сердце и здравый смыслъ бываютъ лучшими совѣтниками.
Тактъ глава всему: обладая имъ, всегда найдешь исходъ изъ затрудненiй.
Тактъ не совершенно тоже, что здравый смыслъ, хотя онъ вытекаетъ изъ этого послѣдняго,—это утонченное чувство какъ бы втораго зрѣнiя, указывающее, где и когда нужно остановиться, что неприлично оказать, и что, напротивъ, произведете прiятное впечатленiе на собеседника.
Тактъ подсказываетъ, какъ слѣдуетъ одѣваться въ различныхъ случаяхъ: брильянты приличны для посѣщенiя подруги, которая гордится вами, скромный туалетъ необходимъ для визита къ той, которая любить первенствовать. Есть множество, почти неуловимыхъ оттѣнков, которые тактъ учитъ подмѣчать, образуя прелестнѣйшiй характеръ въ домашней и общественной жизни.
Есть личности съ золотымъ сердцемъ и множествомъ достоинствъ, но въ то же время до крайности неловкiя. Прибавимъ, что по большей части онеѣ имѣютъ достаточно проницательности, чтобы заметить свою неловкость, когда уже поздно, и, стараясь поправить ошибку, еще больше увеличиваютъ ее.
Такiя личности непремѣнно умудрятся коснуться вашей чувствительной струны, ихъ точно магнитомъ притягиваетъ къ больному мѣсту, тщательно скрываемому отъ посторонняго взора.
Несмотря на все усилiя избѣжать этого, онѣ не могутъ удержаться. При посѣщенiи больнаго, съ намеренiемъ сдѣлать прiятное, онѣ непремѣнно заговорятъ о другомъ пацiентѣ, умершемъ отъ такой же болѣзни. Мы были свидѣтелями разговора двухъ дамъ въ весьма прилично, но не богато меблированной гостиной; на потолкѣ не было люстры, и молодая хозяйка дома мечтала о томъ дне, въ который она купитъ люстру на сбереженныя деньги. Посетительница, весьма желавшая угодить молодой женщине и даже имѣвшая въ этомъ большой интересъ, не нашла замѣтить ничего лучшаго, какъ то, что люстра на потолке необходима.
Кто изъ насъ не знаетъ подобныхъ болтуновъ?

Бѣднякамъ они говорятъ о богатствѣ соседа, неудачникамъ— объ обидныхъ успѣхахъ соперниковъ, больнымъ—объ удовольствiяхъ, недоступныхъ имъ, или же о дурномъ теченiи ихъ болезни. При малейшихъ обстоятельствахъ жизни у нихъ всегда найдутся неумѣстныя и обидныя слова, напоминанiе о томъ, что желательно забыть.
Иногда ихъ хочется назвать злыми людьми; ничуть не бывало: они только неловки и неделикатны. У злыхъ часто больше такта; по крайней мѣрѣ, тѣвмъ можно возражать и платить тою же монетою. Передъ безтактными мы безсильны. Они всегда являются не кстати и не уходятъ во время; ихъ недостатокъ сообразительности иногда причиняетъ болышiя непрiятности. Безтактные никогда не знаютъ, какъ поступать; они колеблются и всегда дѣлаютъ еще хуже. Привожу весьма невинный примѣръ. Одна мать, свѣтская женщина, сочла нужнымъ внушить своей дочери, что слеѣдуетъ избѣгать разговора съ глазу на глазъ съ молодыми людьми. Однажды близкiй товарищъ ея брата вошелъ въ комнату, гдѣ молодая дѣвушка сидѣла съ подругой, поджидая возвращенiя съ прогулки своей матери. Черезъ нѣсколько минутъ подруга встала, чтобы прнести что-то изъ соседней комнаты. «Погодите, я пойду съ вами», тотчасъ же произнесла молодая дѣвушка, такимъ образомъ неловко выражая нежеланiе остаться одной съ молодымъ человѣкомъ.
Это была преувеличенная скромность, и молодой человѣкъ имѣл право оскорбиться. Скоро после того, какъ девушка вернулась въ гостиную, дочь хозяйки дома сама была вызвана для чего-то прислугой, и вышла, оставивъ подругу одну—вторая безтактность, такъ какъ, по ея мнѣнию, это было неприлично! Подруга нашлась, села за рояль и начала играть, чтобы избегнуть разговора, грозившаго прерваться непрiятнымъ молчанiемъ, и занималась музыкой до появленiя хозяйки дома. Таже молодая дѣвушка, въ подобномъ же случаѣ, призывала свою горничную, чтобы иметь при себе третье лицо; она, очевидно, не умела примѣняться къ обстоятельствамъ.
Есть характеры, одѣленные врожденнымъ тактомъ, и нужно признаться, что одно это качество дѣлаетъ ихъ общество крайне прiятнымъ. Множество недостатковъ прощаются имъ; они никогда не затрогиваютъ больнаго мѣста, но, напротивъ, избираютъ прiятные предметы, останавливаются во время въ похвалахъ, не переходя въ лесть или банальность, такъ же какъ въ порицанiи, не становясь ни жестокими, ни злыми. Часто они говорятъ гораздо смѣлѣе, нежели другiе, но они умѣютъ выбрать подходящее время и выраженiе.
Подобныя личности не знаютъ затрудненiй; они всегда выпутываются изъ самыхъ неловкихъ ноложенiй. Ихъ тактъ и деликатность слывутъ за доброту, не будучи ею... но вѣдь въ жизни такъ часто довольствуются одной наружностью!
Да и почему не допустить, что тактъ исходить изъ сердца, которое есть источникъ всѣхъ деликатныхъ чувствъ?
Въ свѣтѣ тактъ служитъ громаднымъ рессурсомъ; онъ одинъ можетъ далеко повести человѣка: но не слѣдуетъ, однако, полагать, что тактъ не нуженъ въ кругу семейства.
Тактъ, какъ чувство, невозможно опредѣлить, это нѣчто неуловимое. По этому грубые характеры не замѣчаютъ его, и только избранныя впечатлительныя натуры знаютъ ему цѣну.
Иногда тактъ дается въ удѣлъ человеку безъ образованiя и состоянiя, и въ то же время лишены его бываютъ лица, поставленныя весьма высоко.
Тактъ указываетъ, кому изъ посѣтителей вашей гостиной надо отдавать почетъ, какую любезность сказать каждому изъ нихъ; тактъ удваиваетъ цѣну милостыни и привѣта, лишаетъ насмѣшку ядовитости и смягчаетъ упрекъ. Съ тактомъ можно позволить себѣ почти все, можно почти все сказать и написать.
Тактъ и сообразительность—близнецы и почти неразлучны. Сообразительность распространяется болѣе широко, касаясь важнѣйшихъ предметовъ. Тактъ ограничивается болѣе личной областью.



Первые выѣзды въ свѣтъ (молодой девушки и молодаго человека).


Дѣвушка начинаетъ выѣзжать въ светъ въ возрасте отъ 16 до 20 лѣтъ, смотря по ея развитiю и также по нѣкоторымъ обстоятельствамъ, относящимся къ ея матери и старшимъ сестрамъ. Выраженiе "начинаетъ выѣзжать въ свѣтъ" не обозначаетъ собою того, что дѣвушка до сихъ поръ сидѣла взаперти, вдали отъ общества; она появлялась въ гостиной, когда ее звали туда; бывала на концертахъ, дѣтскихъ вечерахъ; но дѣлая визиты съ своею матерью, она не сидѣла со взрослыми, а входила въ комнаты своихъ сверстницъ. Короче, до сихъ поръ ее считали ребенкомъ и только по достиженiи ею возраста невесты, двери свѣтской жизни распахнулись предъ нею. Теперь она начинаетъ ѣздить въ театры, на рауты, балы и обѣды, дѣлаетъ съ матерью всѣ визиты и вмѣстѣ съ нею принимать гостей у себя дома.





Для перваго бала принято одѣвать молодую девушку въ легкiй, простой, бѣлый костюмъ, съ маргариткой или розовымъ бутономъ въ волосахъ и голубымъ или розовымъ поясомъ изъ ленты. Драгоцѣнностей никакихъ, кромѣ развѣ нитки жемчуга. Прическа должна быть простая, безъ взбитыхъ локоновъ и, въ особенности, безъ фалыпивыхъ волосъ. Корсажъ не долженъ быть слишкомъ декольте.
Если у девушки есть отецъ, то онъ подъ руку вводитъ ее въ залу, представляетъ своимъ старымъ друзьямъ, и ему же представляются кавалеры, желающiце танцовать съ его дочерью.
Молодая дѣвушка, являющаяся на первый балъ въ розовомъ платьѣ, отдѣланномъ цветами и лентами, съ золотыми колье и браслетами, произвела бы крайне непрiятное впечатлѣнiе.
Для дневныхъ визитовъ надѣваютъ короткiй темный костюмъ, верхнюю одежду въ талио и шляпку — капотъ. Для домашнихъ прiемовъ предпочтителенъ костюмъ сѣраго (gris-perle) или другаго подходящаго моднаго цвеѣта.
Со дня перваго появленiя дѣвушки въ свете, посѣтители оставляютъ визитныя карточки для нея такъ-же, какъ для ея матери; въ пригласительныхъ запискахъ приглашаютъ и ее на вечера и на обѣды.








Первый выѣздъ въ светъ молодаго человѣка, только что покинувшаго школьную скамью, также обставленъ извѣстными формальностями. Прежде всего, являясь въ первый разъ на балъ, онъ долженъ съ крайнею тщательностью позаботиться о своемъ костюмѣ, будь то фракъ или мундиръ; сапоги, перчатки, шляпа, галстухъ, прическа—все должно быть безукоризненно. Каковы бы ни были нравственныя и умственныя качества юноши, онъ долженъ забыть о нихъ и помнить о томъ, что на балу онъ только танцоръ и любезный кавалеръ. Поэтому, онъ долженъ стараться быть какъ можно внимательнѣе къ хозяевамъ дома н къ своимъ дамамъ, съ которыми онъ танцуетъ. Умѣнье ловко лавировать между длинными трэнами, не наступая на нихъ и не обрывая ихъ, обличаетъ принадлежность юноши къ изящному обществу; его услужливость къ дамамъ молодымъ и старымъ, красивымъ и безобразнымъ, бѣднымъ и богатымъ, свидѣтельству етъ о его превосходномъ воспитанiи и утонченности чувствъ.


Молодая хозяйка дома.

Вступленiе въ свѣтъ есть событiе въ жизни молодой дѣвушки, заставляющее сердце ея биться сильнее, а щеки вспыхивать отъ волненiя.
Къ этому дню задолго уже начинаютъ приготовляться и говорить о немъ. Тѣмъ не менѣе вступленiе въ свѣтъ—бездѣлица сравнительно со вступленiемъ въ брачную жизнь, также вводящей дѣвушку въ новый мiръ, но совершенно иного рода.
Общественныя отиошенiя замужней женщины, какъ и женатаго человѣка, существенно отличаются отъ тѣхъ же отношенiй дѣвушки и холостяка. Дѣвушка вполнѣ зависитъ съ этой стороны отъ воли своихъ родителей; молодой человѣкъ, наоборотъ, не подчиняется ничьему контролю и вполнѣ свободенъ въ своихъ знакомствахъ.
Мы здѣсь не намѣрены касаться ни отношеннiй между собою новобрачныхъ, ни отношенiй ихъ къ домашнимъ, но скажемъ лишь нѣсколько словъ о положенiи молодыхъ относительно общества. Начнемъ съ того момента, когда дѣвушке сдѣлано предложенiе; съ этого момента отношения ея къ предназначенному ей мужу и къ его семье будутъ уже совершенно другаго рода, чѣмъ отношенiя ко всѣмъ остальнымъ лицамъ.
Происходятъ торжественныя взаимныя представленiя, имѣющiя характеръ неофицiальнаго обрученiя, и молодая дѣвушка чувствуетъ невольную робость съ этими людьми, даже если она хорошо знала ихъ доселѣ. Какое это ощущенiе—счастье или страхъ? Оба эти чуства сливаются въ одно. Для нея начинается новая жизнь; съ самаго начала она должна учиться угождать не только своему будущему мужу, но еще гораздо труднѣе, его роднымъ, а потомъ и друзьямъ, стараться искренно полюбить ихъ. Перiоiдъ, предшествующiй свадьбѣ, проходитъ быстро и весело. Всѣ угождаютъ молодой невѣстѣ, предупреждая ея желанiя и исполняя малѣйшiя прихоти. Это, однако, не мѣшаетъ окружающимъ осуждать ее и дѣлать на ея счетъ замѣчанiя.
— Невѣста моя очаровательна,—говоритъ себѣ женихъ,—но только мнѣ кажется, что она не достаточно цѣнитъ всю важность хорошаго стола; впослѣдствiи я покажу ей значенiе вкуснаго обѣда въ семейной жизни.
— Наша молоденькая невѣстка,—замечаетъ своему мужу будущая свекровь,—кажется чрезмѣрно любитъ наряды; я нахожу, что она одѣвается черезъ чуръ изысканно. Но я это все исправлю послѣ свадьбы. Я растолкую ей, какъ смѣшно заниматься такъ много такимъ вздоромъ.
— Она вовсе не знаетъ приличiй,—бесѣдуютъ между собою кузены и кузины,—она до того влюблена въ своего жениха, что способна ради него совсѣмъ уединиться послѣ свадьбы. Нужно доказать ей необходимость прiемовъ, вечеровъ и праздниковъ.
И всѣ эти лица стараются прiобресть на дѣвушку влiянiе и заставить ее слушаться ихъ. Одни настаиваютъ на выборѣ такой-то квартиры, другiе выхваляютъ изящество и удобство такой-то мебели. Молодая дѣвушка бросается на все, колеблясь и ни на что не рѣшаясь, находя все прекраснымъ и не смѣя выразить свое мнѣнiе; если она выкажетъ рѣшимость, у нея сейчасъ же окажется десятокъ враговъ, и поэтому большею частiю ей не достается ничего изъ того, что ей нравится, и чего она желаетъ. Есть, однако, одинъ пунктъ, въ которомъ она должна остаться непреклонной и въ которомъ мать обязана поддерживать ее: это вопросъ о прислугѣ. Родители жениха не приминутъ предложить ей образцы честности, усердiя и благонадежности, подобныхъ которымъ не найти въ цѣломъ свѣте. Лучшее средство безобидно для всѣхъ отклонить подобныя предложенiя СОСТОИТЪ въ томъ, чтобы заранѣе нанять себе прислугу и имѣть потомъ право совершенно искренно отвѣчать услужливымъ друзьямъ: я въ отчаянiи, что не могу воспользоваться вашей любезностью, но у меня уже наняты люди!

Какое несмѣтное множество предосторожности требуется для того, чтобы угодить всѣмъ слабостямъ, претензiямъ на обѣдахъ и прiемахъ, происходящихъ по случаю свадьбы. Обѣ семьи встрѣчаются постоянно, и соперничество и ревность ихъ возбуждены въ равной степени.
Очевидно, что семьѣ нѣвесты всюду принадлежитъ первое мѣсто. Для упрощенiя церемонiи, на собранiя эти принято не приглашать знакомыхъ, чтобы быть исключительно въ семейномъ кругу. Въ своемъ туалетѣ невеста соблюдаетъ величайшую простоту, одѣваясь въ свѣтлые, идущiе къ ней цвѣта. Матери часто соперничаютъ одна съ другой въ богатствѣ и изяществѣ костюмовъ, что служитъ причиной затаенной вражды.
Во всякомъ случаѣ не слѣдуетъ забывать, что быть всегда хорошо одѣтой, значитъ оказывать уваженiие своимъ посетителямъ или тѣмъ, кого посещаешь. Но не должно черезъ чуръ роскошными туалетами стараться затмить гостью и тѣмъ оскорбить ея самолюбiе.
Наконецъ, наступаетъ великiй день: молодая дѣвушка покидаетъ родительскiй кровъ, чтобы вступить въ новый домъ своего мужа, гдѣ теперь она становится полной руководительницей и хозяйкой.
Вступая въ новый фазисъ своей жизни, она рѣшилась во всемъ повиноваться своему будущему мужу, и, пока была нѣвестой, подчинялась его малѣйшему желанiю; теперь все изменяется: она должна дѣйствовать самостоятельно, и даже въ покорности мужу должна проявлять извѣстную дозу собственной воли. Молодому мужу скоро надоѣла бы жена, которую бы во всехъ случаяхъ нужно водить на помочахъ, и которая только пассивно повинуется ему, не выражая въ своихъ поступкахъ ни благоразумной рѣшимости, ни здравой самостоятельности.
Молодой женщинѣ предстоитъ теперь угождать не только мужниной роднѣ, но также его друзьямъ и знакомымъ. Всѣхъ ихъ она должна принимать радушно и любезно, новобрачному всегда льститъ, если жена его нравится знакомымъ; онъ гордится ея успѣхами. Но въ то же время она должна остерегаться слишкомъ большой фамильярности съ ихъ стороны; впослѣдствiи это можетъ вызвать семейныя непрiятности, и молодая женщипа первая жестоко поплатится за свою оплошность.
Свадебные визиты новобрачная дѣлаетъ вместе съ своимъ мужемъ, начиная съ его семьи, въ то-же время не забывая семью молодой; точно такимъ образомъ поступаютъ относительно общихъ друзей и знакомыхъ. Если мужъ очень занятъ, молодая женщина дѣлаетъ часть визитовъ съ своей свекровью, но никогда съ собственной матерью, даже къ своимъ знакомымъ.
День для прiемовъ назначается нѣдель шесть или два мѣсяца спустя послѣсвадьбы. Если мужъ свободенъ, онъ участвуетъ въ прiемахъ; если онъ занятъ, то молодой женщине помогаютъ на первые разы свекровь, или ея мать, или какая нибудь пожилая дама. Если мужу необходимо отлучиться скоро послѣ свадьбы, молодая переселяется къ его родителямъ. Она не возвращается въ свою семью ни подъ какимъ видомъ, за исключенiемъ случаевъ, когда ее къ тому вынудятъ какiя нибудь важныя и тягостныя обстоятельства, заставляются ее разойтись съ мужемъ.
Въ отсутствiи мужа молодая женщина воздерживается отъ визитовъ и выѣздовъ, у себя она принимаетъ только родныхъ и самыхъ близкихъ друзей и не показывается въ свѣтъ.
Какъ ни многосложны обязанности молодой хозяйки дома, обязанности мужа не менее серьезны. Въ перiодъ ухаживанья онъ переживаетъ больше мученiй, чѣмъ женщина. Прежде всего мужской туалетъ не обладаетъ такой массой уловокъ и прикрасъ какъ женскiй. Являясь ежедневно во фракѣ, или сюртукѣ и проводя цѣлые часы въ бесѣдахъ съ дѣвушкой, которую онъ долженъ убѣдить въ своей любви, не произнося, однако, этого слова, ему необходимо большой запасъ ума, большое изящество осанки и манеръ, чтобы не показатся смѣшнымъ цѣлой экскортѣ невестиныхъ родныхъ, наблюдающихъ за нимъ и разбирающихъ его по ниточкѣ. Мужчины часто сильно заблуждаются, все принимая и на все соглашаясь до свадьбы, послѣ которой они льстятъ себя надеждой переделать жену по своему. Это большая ошибка, и избалованная родительской лаской и нѣжностью дѣвушка иногда оказывается вовсе не такой смирной, какъ можно было предположить сначала.
Новобрачный не додженъ стараться отдалить свою тещу, изъ боязни, чтобы она не возымѣла на зго домъ влiянiе большее, нежели его собственное. Влиянiя этого, однако, можно бояться только въ томъ случай, если молодой мужъ самъ возбудитъ непрiязнь къ себѣ своимъ недружелюбiемъ къ ней. Тоже самое можно сказать объ остальной невѣстиной роднѣ и ея друзьяхъ.
Обычай дѣлать после свадьбы визиты роднымъ, друзьямъ и знакомымъ указываеть на вступленiе въ новую жизнь. При этомъ изъ числа ихъ можно опустить тѣ личности, которыя почему нибудь оказываются не подходящими для продолженiя съ ними сношенiй при новой обстановкѣ.
Совершенно противно правиламъ приличiя посещать самому тѣхъ, кого не считаешь достойнымъ ввести въ свой домъ. Тѣмъ не менѣе такъ поступаютъ множество мужей, водящихъ дружбу съ такими людьми, которыхъ они не желаютъ видѣть у себя. Конечно, изъ этого числа исключаются люди, съ которыми мужъ связанъ дѣловыми отношенiями, и до которыхъ женѣ его совершенно нѣтъ дѣла.
Мужъ обязанъ сохранить за собой право руководить женою въ ея свѣтскихъ отношенiяхъ. Для этого онъ долженъ всюду сопровождать ее и проводить съ нею все свободное время. Онъ обязанъ предостерегать свою жену отъ тѣсной дружбы съ женщинами, оставшимися самостоятельными послеѣ брака и безгранично предающихся кокетству и роскоши. Къ сожалѣнiю, подобныя личности всегда имѣютъ большую привлекательность для молодыхъ дѣвушекъ и неопытныхъ молодыхъ женщинъ.


Женщина одна.


Намъ часто предлагали вопросы о томъ, какъ должна поступать въ извѣстныхъ случаяхъ вдова, или одинокая безсемейная женщина. Очевидно, что существуютъ многiя затрудни-тельныя обстоятельства, изъ которыхъ можно выдти только съ помощью большаго такта и глубокаго знанiя свѣтскихъ обычаевъ. Для женщины одинокой есть три весьма различныя положенiя: она или вовсе не выходитъ замужъ, иначе сказать, остается старой дѣвой, или вдовѣетъ, или-же расходится съ мужемъ. Къ каждому изъ этихъ случаевъ приспособленъ цѣлый сводъ общественныхъ законовъ, потому что нѣтъ положенiя, къ которому свѣтъ относился бы строже, нежели къ положенiю женщины, лишенной ея естественной опоры—мужа.
Вдова, какъ бы молода она ни была, и какъ бы ни былъ кратокъ срокъ ея замужества, можетъ жить и выѣзжать какъ ей угодно; дѣвушка же не должна жить одна до тѣхъ поръ, пока она не достигнетъ возраста, исключающаго злословiе; точно опредѣлить этотъ возрастъ весьма трудно, такъ какъ многое зависитъ отъ наружности особы и ея положенiя въ обществѣ. Есть женщины, сохраняющiя моложавость и красоту до сорока лѣтъ; другихъ же въ двадцать пять лѣтъ называютъ уже старыми дѣвами. Только лишь начиная съ этихъ лѣтъ дѣвушка можетъ жить и выѣзжать одна, съ условiемъ, если она сирота; если-же родители ея живы, то она обязательно должна жить съ ними. После двадцати пяти лѣтъ, если она отказалась отъ замужества, то она можетъ выѣзжать одна, но до тридцати лѣтъ по крайней мере, она не должна ни принимать посѣщенiшя мущинъ, ни еѣздить на вечера безъ какой нибудь почтенной спутницы. Исключенiе дѣлается только для молодыхъ дѣвушекъ, живущихъ своимъ трудомъ, и по роду евоихъ занятiй вынужденныхъ выходить однимъ. Во всякомъ возрастѣ и во всякомъ положенiи однако положительно невозможно женщинѣ бывать одной на вечерахъ или въ театрѣ. Поэтому вполнѣ прилично въ этомъ случаѣ принимать услуги родственника, друга, иногда даже прiятетеля одного изъ нихъ.
Такъ, женщина, находящаяся одна на балу или на вечерѣ, соглашается на предложенiе хозяевъ дома, чтобы ее проводилъ домой одинъ изъ ихъ друзей. Это значитъ такъ же мало, какъ принять руку какого нибудь гостя, чтобы идти къ обѣду или на мѣсто въ кадрили.
Но подобное покровительство мужчинъ, дозволенное для вдовъ и замужнихъ, должно быть непремѣнно отклоняемо дѣвушкой; пока она еще разсчитываетъ найти себѣ жениха, она должна придерживаться исключительно общества женщинъ.
Въ разговоре ей слѣдуетъ быть весьма сдержанной, и ей никогда не отдаютъ первенства въ церемонiале свѣтскаго этикета. Молодая вдова все время траура должна жить въ семьѣ своего мужа; это обязательно; если она очень молода и если родители покойнаго не имѣютъ другихъ дѣтей, она должна жить у нихъ до тѣхъ поръ, пока вторично не выйдетъ замужъ.
Если у нея есть дѣети, она можетъ жить одна. По окончанiи срока траура, несмотря на печаль, быть можетъ еще гнѣздящуюся въ ея сердцѣ и на нежеланiе вторичнаго брака, вдова во всякомъ возрастѣ можетъ выѣзжать въ свътъ, на балы, въ театръ и принимать у себя. Съ своими посѣтителями на этихъ прiемахъ она держится во всемъ какъ замужняя женщина.
Принужденная сама заниматься своими дѣлами, она безпрестанно сносится съ людьми различныхъ профессiй, нотарiусами, адвокатами и т. п., которыхъ она обязана посѣщать и принимать; но это чисто дѣловыя отношенiя, и знакомство не идетъ дальше. Очень молодая вдова поступить благоразумно, если по-проситъ сопутствовать себѣ при подобныхъ посещенiяхъ пожилую родственницу или подругу.
Теперь предстоитъ рѣшить важный вопросъ: до какого возраста вдова и замужняя женщина можетъ считаться молодою? До тѣхъ поръ, пока она достаточно красива, чтобы нравиться— вотъ искреншй отвѣть, но онъ неопредѣлененъ и весьма эластиченъ, такъ какъ все зависитъ отъ вкуса и взглядовъ тѣхъ, кому приходится судить объ этомъ. Опредѣлимъ тридцать лѣтъ, какъ первую линiю разграниченiя молодости, и слѣдовательно, свободы женщины, и сорокъ лѣтъ, какъ послѣднiй предѣлъ ихъ напоминая при этомъ, что во всякомъ возрастѣ женщина должна соблюдать сдержанность и достоинство.
Одинокая женщина не обязана давать обѣды въ отплату за тѣ, на которые она бываетъ приглашена. Въ то же время она не должна держаться слишкомъ уединенно, и тѣмъ людямъ, съ которыми она не очень близка, она должна оказывать гостепрiимство, принимая ихъ у себя въ домѣ, если она сама намерена посѣщать ихъ.
На свои обѣды и вечера она можетъ приглашать мужчинъ, которые затѣмъ отдадутъ ей визитъ въ ея прiемный день.
Тѣмъ не менѣее, въ теченiе трехъ-четырехъ лѣтъ послѣ смерти мужа, вдова должна воздерживаться отъ свѣтскихъ выѣздовъ и прiемовъ у себя. Для этого нѣтъ определеннаго срока; многое зависитъ отъ обществениаго положенiя, отъ окружающей среды и собственнаго расположенiя. Вдова, имѣющая дѣтей, которыхъ нужно вывозить, жертвуетъ для нихъ своею склонностью къ уединенiю. Вдова, постоянно носящая темную одежду, не танцующая и живущая скромно и тихо, непремѣнно прiобрѣтетъ себе больше уваженiя, чѣмъ та, которая поступитъ наоборотъ.
Положенiе женщины, разошедшейся съ мужемъ, совершенно различно. Мы предполагаемъ конечно, что вина на сторонѣ мужа. Прежде всего, мы позволимъ себѣ посоветывать женщине въ такихъ обстоятельствахъ перенести все и употребить всѣ средства, чтобы остаться подъ супружеской кровлей. Почти всегда наступаетъ минута, когда мужъ сознаетъ свои проступки и обращается къ женѣ, происходитъ примиренiе и старость не грозитъ одиночествомъ; кромѣ того, такимъ образомъ женщина избавляетъ себя отъ существованiя полнаго горечи и незаслуженнаго униженiя. Но если это печальное событiе уже совершилось и, какъ часто случается, семья мужа признаетъ его виновность, для молодой женщины будетъ большимъ счастiемъ, если она поселится въ этой семьѣ, потому что здѣсь ее не настигнетъ клевета. Въ противномъ же случаѣ, она возвращается въ свою семью и совершенно не показывается въ обществѣ, въ публичныхъ мѣстахъ и не принимаетъ у себя никакихъ мужчинъ. Она должна жить въ совершенномъ уединенiи, такъ, чтобы обезоружить самые злые языки. Если у нёя есть дѣти, она по-святитъ себя ихъ воспитанiю и никогда не будетъ показываться нигдѣ безъ нихъ. Только, когда лѣта и время узаконятъ ея положенiе, она можетъ дать себѣ немного более свободы, но никогда не можетъ она ни выѣзжать, ни принимать, ни держать открытый домъ; это повело бы лишь къ оскорбленiямъ и поставило бы ее въ ложное положенiе.


Женщина, разошедшаяся съ мужемъ, относительно общественныхъ сношенiй подчинена темъ же законамъ, какъ и замужняя, т. е. на Новый годъ она не можетъ послать свою карточку мужчинѣ и не можетъ отдать визита; единственные любезности и визиты, разрѣшаемые ей, должны имѣть своею причиною дѣловыя надобности. Чтобы знать, до какой точки позволительно дойти въ этомъ отношенiи, стоитъ только предположить слѣдующее: мужъ боленъ, а между тѣмъ необходимо посовѣтываться съ адвокатомъ по весьма важному дѣлу; естественно, что жена ѣдетъ вмѣсто него, между тѣмъ, какъ она ни за что не поѣхала бы просто посѣтить холостаго прiятеля. Дѣловые люди поэтому могутъ принимать визиты женщинъ, не будучи обязаны отплачивать ихъ, и вовсе не должны считать ихъ любезностью; визиты эти относятся не къ личности человека, а къ его ирофессiи. Въ этихъ словахъ заключается объясненiе всего. Доказательствомъ этого служитъ и то, что женщину въ такихъ случаяхъ принимаютъ не въ гостиной, а въ рабочемъ кабинетѣ или въ конторѣ, различiе весьма обязательное. Поэтому и женщина можетъ иногда адресовать письмо или оставить свою карточку человѣку, съ которымъ она ведетъ дѣла. Нужно особенно замѣтить, что женщина менѣе всего можетъ показываться въ публичныхъ увеселительныхъ мѣстахъ. Каково бы ни было ея положенiе, т. е. замужняя она, вдова, или старая дѣва, но если ей еще не стукнуло 60 лѣтъ, она не смѣетъ показываться одна ни въ кафе, ни въ ресторанѣ, ни въ театрѣ, ни на скачкахъ, ни въ казино, ее непремѣнно должна сопровождать пожилая женщина. Двумъ молодымъ женщинамъ ташке неприлично являться въ подобныхъ мѣстахъ. Но она смѣло можетъ бывать всюду съ своими дѣтьми, которые въ этихъ случаяхъ бываютъ ея лучшими покровителями.
Замужняя женщина и вдова могутъ ходить однѣ въ церковь, по магазинамъ и дѣлать визиты.
Женщина, имѣющая мужа, не должна ѣздить безъ него на балы, въ театръ или на обѣды; если онъ не любить выѣздовъ, она осуждена дѣлить его уединенiе, конечно, если у нея нѣть дочери нѣвесты: въ послѣднемъ случаѣ мать обязана вывозить свою дочь. Случается, что вслѣдствiе своего разстроеннаго здоровья или болѣзни дѣтей женщина ѣдетъ на воды безъ своего мужа. Тогда ей неприлично появляться за табль д'отомъ или въ казино, или участвовать въ экскурсiхъ въ большомъ и веселомъ обществе.
Приличiе требуетъ, чтобы замужнюю женщину, посѣщающую свѣтъ или публичныя мѣста, сопровождалъ хоть постороннiй мужчина, лишь бы она была не одна. Собственно говоря, и это не особенно прилично, но общество это донускаетъ; можно лишь посовѣтывать женщинамъ, находящимся въ подобныхъ условiяхъ, чтобы онѣ выбирали себѣ кавалеровъ, достойныхъ во всѣхъ отношенiяхъ.

КНИГА "ЖИЗНЬ В СВЕТЕ, ДОМА И ПРИ ДВОРЕ": ПРАВИЛА ЭТИКЕТА, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ ДЛЯ ВЫСШИХ СЛОЕВ РОССИИ" (1890 Г., САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) ЧАСТЬ 2.

 
 
Общественныя отношенiя.

Ничто не требуетъ такого глубокаго знанiя света, какъ общественныя отношенiя. Вопросъ этотъ можетъ быть разсматриваемъ съ весьма различиныхъ точекъ зренiя.
Въ тѣсномъ смыслѣ, онъ касается лишь отношенiй между собою различныхъ классовъ общества, и мы безпрестанно встрѣчаемъ людей, показывающихъ въ этомъ предметѣ величайшую безтактность.
Свойство отношенiй зависитъ отъ породившихъ ихъ причинъ, и измѣняется сообразно обстоятельствамъ и мѣсту.

Однажды намъ предложили слѣдующiй вопросъ: предположивъ, что меня принимало у себя важное лицо, которое я просилъ объ одолженiи, посовѣтуете ли вы мнѣ кланяться ему при встрѣчахъ? и могу ли я говорить съ нимъ? 
— Нашъ отвѣтъ былъ: нѣтъ, потому что отношенiя ваши мимолетны, и разница въ чинѣ не позволяетъ вамъ надѣяться на равенство между вами. Если лицо это пожелаетъ признать васъ, то оно само сдѣлаетъ это; не слѣдуетъ хвастать этимъ весьма непрочнымъ знакомствомъ, возиикшимъ благодаря одной только случайности, и какъ бы ни была искренна ваша признательность къ этому лицу, вы не должны ее навязывать ему.
Мы уже сказали, что свойство отношенiй зависятъ отъ породившихъ ихъ причинъ. Такъ, знакомство, завязанное въ салонѣ на правахъ равенства, вслѣдствiе обоюднаго желанiя сторонъ, и безъ другого повода, кромѣ взаимной симпатiи, называется просто свѣтскими отношенiями. Если послѣ перваго свиданiя съ какой-нибудь стороны является приглашенiе, на него отвѣчаютъ визитомъ и подобнымъ же приглашенiемъ; такимъ образомъ обмѣниваются карточками, визитами, приглашенiями и всевозможными любезностями, слѣдуя законамъ свѣтскiхъ приличiй. При встрѣчахъ жмутъ другъ другу руки, садятся рядомъ на диванъ, а если встрѣча происходитъ въ публичномъ мѣстѣ, то смѣло можно останавливать одинъ другаго, но если въ основанiи знакомства лежитъ какой-нибудь интересъ, и если взаимное представленiе произошло по просьбѣ заинтересованной стороны, то это уже не свѣтскiя отношенiя: высшее лицо приглашаетъ, но не можетъ быть приглашено, ему дѣлаютъ визитъ, но оно не обязано ни отплатить его, ни оставить свою карточку. Отъ него ожидаютъ перваго шага, чтобы измѣнить мимолетное знакомство въ свеѣтскую связь, если тому не препятствуетъ слишкомъ ничтожное положенiе просителя.




Деловыя отношенiя не требуютъ никакихъ личныхъ любезностей. Внѣ кабинета, конторы или магазина, знакомство прекращается, каково бы ни было положенiе въ обществе. Частною жизнью и семьею этого лица занимаются также мало, какъ его торговымъ положенiемъ. При встрѣчахъ обмениваются поклономъ. Отношенiе прикащика къ прикащику, и подчиненнаго къ начальнику въ какой бы то ни было администрацiи, если сюда не примѣшиваются болѣе близкiя связи, основаны на одномъ только приличiи. Подчиненный, если онъ даже выше своего начальника по состоянiю и общественному положенiю, не заговариваетъ съ нимъ первый иначе какъ о дѣлахъ и не старается сблизиться съ нимъ. Всегда, при всякихъ случаяхъ, онъ долженъ оказывать ему почтенiе. Для стройности общественныхъ отношенiй непремѣнно нужна известная iepapxiя, которую всѣ должны признавать н подчиняться ей. Говорятъ, талантъ и умъ замѣняютъ богатство и знатность. Это совершенно справедливо, но вмѣстѣ съ талантомъ и умомъ необходимо обладать еще здравымъ смысломъ и чувствомъ собственнаго достоинства. Благодаря нашему самолюбiю, мы всѣ склонны считать себя обладающими этими качествами, равными величайшему богатству и величайшей знатности. Отъ этого происходить то, что учительница музыки считаетъ себя равной герцогинѣ, между тѣмъ какъ если бы дѣйствительно вздумали измѣрять титулы и таланты, то можетъ оказаться, что музыкантша не имѣетъ ни того, ни другаго, между тѣмъ какъ герцогиня обладаетъ вмѣстѣ и знатностью и талантомъ.
Въ строгомъ смыслѣ, общественныя отношенiя держатся на двухъ чисто-нравственныхъ и благородныхъ основанiяхъ, хотя большинство людей придерживается ихъ единственно изъ приличiя и по привычкѣ: это скромность относительно самого себя и уваженiе къ людямъ.
Дѣйствительно, скромный и добрый человѣкъ безсознательно понимаетъ всѣ оттенки свѣтскихъ связей, каково бы ни было его положенiе въ обществѣ.
Такъ, самый важный и титулованный начальникъ долженъ быть всегда любезенъ и вѣжливъ со своими подчиненными; подчиненный же, въ свою очередь, если не обладаетъ неумѣстнымъ самолюбiемъ, долженъ знать, что ему незачѣмъ бояться быть черезъ-чуръ почтительнымъ. Почтительность, скромность и вѣжливость не имѣютъ въ себѣ ничего низкаго или дурнаго, и ихъ не должно смѣшивать съ подобострастiемъ, какъ то дѣлаютъ по ошибкѣ мнoгie.
Истинная утонченность состоитъ въ соблюденiи величайшей вѣжливости во всемъ, до самыхъ ничтожныхъ мелочей. Мы всѣ стремимся къ утонченности. Женщина согласна не слыть красавицей, съ условiемъ, чтобы ее называли утонченной; многiе люди готовы сознаться въ томъ, что они ни богаты, ни знатны, зная, что ихъ утонченность вполнѣ замѣняетъ золото и гербы; наконецъ и уму, и таланту утонченность необходима точно также, какъ она необходима красоте, богатству и знатности. Поэтому, кто желаетъ навѣрняка быть утонченнымъ, тотъ долженъ соблюдать самую изысканную вѣжливость въ своихъ свѣтскихъ отношенiяхъ. 
Многiе выскочки, жаждущiе блеснуть свѣтскими манерами, часто оправдываютъ свои небрежные кивки друзьямъ при встрѣчахъ, отвѣты сквозь зубы на вѣжливость лицъ, стоящихъ ниже ихъ въ общественной iepapxiи, и свою вульгарную фамильярность съ высшими тѣмъ, что они подражаютъ образцамъ изъ высшаго круга; но можемъ возразить, что образцы эти совершенно лишены такта и хорошаго вкуса, и къ сожалѣнiю, они попадаются во всѣхъ слояхъ общества. Недостаточно родиться княземъ, чтобы обладать знанiмъ свѣта, и работница, знающая свое мѣсто, гораздо умнѣе въ этомъ случаѣ, нежели великосвѣтская дама, гремящая своими титулами.

Знать свое мѣсто — вотъ что трудно! Сознанiе превосходства другихъ, воздержанiе отъ сближенiя съ высшими себя, умѣнье быть скромнымъ,— все это необходимо для пониманiя общественныхъ отношенiй. Равенство — вещь невозможная; что вышло бы, если бы перестали признавать превосходства, даваемыя богатствомъ, или умомъ, или знатностью? Если бы модистка вздумала считать себя равной своимъ заказчицамъ, служащiй не признавалъ бы главенства своего начальника, солдатъ—офицера, ребенокъ—родителей, лакей—господина? То, что заказчицы, начальникъ, офицеръ, родители, господа, принужденные сложить съ себя то, что они считали своими правами, передъ дерзостью низшихъ себя, и сдѣлались бы униженными и скромными; равенства не было бы, перемѣнились только роли; и не нужно забывать, что скромность и истинное достоинство на землѣ, какъ и въ будущей жизни, возвышаются въ уничиженiи.
Пусть каждый займетъ свое мѣсто, и общественныя отношенiя перестанутъ запутываться и портиться завистью, ревностью, тщеславiемъ и самолюбiемъ. Получить оскорбленiе отъ старика и не подумать о мести ему, не значить унизиться; ему прощаютъ ради его возраста и сѣдинъ; точно также, склоняясь подъ благословенiемъ епископа или передъ маршальскимъ титуломъ, склоняются не передъ личностью, а передъ саномъ и званiемъ.
Не слѣдуетъ первому протягивать руку высшимъ. Рукопожатiе есть не вѣжливость, а знакъ расподоженiя, уваженiя, фамильярности, и его слѣдуетъ ожидать со стороны старшихъ или высшихъ. Тоже самое относительно поцѣлуевъ; ребенокъ не долженъ тянуться за поцѣлуемъ, но ждать, чтобы его поцѣловали. Пожилая дама цѣлуетъ молодую девушку, которая отвѣчаетъ ей поцѣлуемъ же, но не въ лицо, а въ руку (во Францiи).
Никогда не слѣдуетъ публично навязывать свое общество высокопоставленному дину, особенно, если оно находится съ людьми своего круга. Нѣтъ сомнѣнiя, что гораздо больше гордости заключается въ старанiи избѣжать стыда, держась на заднемъ планѣ, чѣмъ въ попыткахъ занять первое место.
Вообще, во всѣхъ отношенiяхъ между людьми, даже въ самыхъ близкихъ и дружескихъ, нужно избѣгать навязчивости, а напротивъ стараться, чтобы другiе искали вашего общества. Но и тутъ есть маленькiй оттѣнокъ. Не будучи навязчивымъг въ тоже время нужно высказывать какъ разъ въ мѣру привѣтливости и радушiя. Презрительныхъ и суровыхъ людей никто не подюбитъ; а постоянныя фамильярности и излiянiя скоро наскучать.
Во всѣхъ общественныхъ отношенiяхъ необходимы сдержанность, снисходительность и вѣжливость.
Болтунъ, завистникъ, недоброжелатель, любопытный—не только способенъ перессорить лучшихъ друзей, надѣлать величайшихъ бѣдъ, заставить страдать невинныхъ, но не можетъ даже надѣяться имѣть друзей, или быть терпимымъ въ обществе, которое скоро начинает избѣгать его. Всѣ его связи порываются весьма быстро.
Сплетни и пересуды должны быть тщательно исключены изъ свѣтскихъ отношеннiй; трудно представить себѣ, сколько непрiятностей и даже несчастiй можетъ наделать одно какое-нибудь неосторожное слово, сказанное иногда безъ всякаго злаго умысла!
Нескромное замѣчанiе въ одномъ домѣ тотчасъ пораждаетъ комментарiи и передается въ другомъ, какъ нѣчто совершенно достовѣрное.
Многiе умѣютъ хранить тайны, разъ они дали слово, но не счнтаютъ нескромностью разсказывать о какомъ-нибудь фактѣ, сообщать о которомъ совершенно безнолезно.
И такъ, какъ мы уже сказали въ началѣ этой главы, общественныя отношенiя основаны на скромности и доброжелательстве. Въ чемъ состоитъ скромность, мы объяснили, говоря объ общественной iepapxiи: значенiе доброжелательности только что было выяснено нами. Затѣмъ, остается лишь слѣдовать правиламъ этикета и свѣтской жизни, чтобы существовать въ спокойствiи и довольстве, дѣлая окружакщихъ насъ такими же счастливыми, какъ мы сами.

Cвѣтскiя и общественныя отношенiя мужчинъ и женщинъ.


Въ этикетѣ и отношенiяхъ, установленныхъ свѣтомъ, существуетъ множество степеней и оттѣнков. Есть разница въ отношенiяхъ къ совсѣмъ незнакомымъ и лишь поверхностно зна-комымъ людямъ; затѣмъ слѣдуютъ интимныя отношенiя съ друзьями и, наконецъ, семейныя отношенiя.
Но всѣ эти градацiи подчиняются одному общему правилу, состоящему въ непремѣнномъ соблюднiи вежливости, любезности и такта, и въ отсутствiии эгоизма: руководствуясь этимъ, легко попасть на настоящую дорогу.
Прежде всего, съ друзьями и въ своей семьѣ должно вести себя съ такою же сдержанностью, какъ въ обществе; должно строго наблюдать за своимъ туалетомъ, манерами, выраженiямн, съ тою лишь разницею, что здесь можно выказывать болѣе сердечности, чувствъ и постоянства, и менѣе щекотливости и самолюбiя.

Между мужемъ и женою, братомъ и сестрой, дядей и племянницей, кузеномъ и кузиной всегда должно чувствоваться разстоянiе, созданное различieмъ половъ: съ одной стороны необходимы скромность и сдержанность, съ другой—уваженiе и предупредительность. Мужчина становится грубъ и дикъ, какъ скоро онъ перестаетъ быть вѣжливымъ и внимательнымъ. Поэтому-то фамильярность и совершенная свобода въ дружбѣ могутъ существовать между мужчинами или между женщинами, но немыслимы между мужчиной и женщиной. Прибавимъ, что именно это легкое стесненiе и сдержанность придаетъ особенное очарованiе ихъ взаимнымъ отношенiеямъ.
Мужчины заводятъ ceбѣ прiятелей, часто лишь мимолетныхъ, не вводя ихъ въ свою семью; это знакомства дѣловыя, или же случайныя, возникшiя где нибудь въ клфе, на бульваре, въ театрѣ.
Конечно, дѣловые люди имѣютъ много знакомыхъ, которыхъ они не могутъ представить своей семьѣ, такъ какъ это и бесполезно, и влечетъ за собою потерю времени для обѣихъ сторонъ, да и слишкомъ расширило бы кругъ знакомыхъ; всѣ эти причины вполнѣуважительны, но естьи такiя,которыя не должны существовать—это если можно заподозрить человѣка въ чемъ нибудь дурномъ, или если его невозможно уважать: такихъ людей никогда не следуетъ ни посѣщать, ни поддерживать съ ними связь.
Всякое знакомство должно открыто признавать передъ всѣми. Порядочньмъ человѣкомъ можно назвать только того, кому нечего скрывать ни отъ кого, и кто не имѣетъ причины краснѣть ни за одинъ поступокъ въ своей жизни.
Благоразумный женатый человѣкъ не заводить себѣ приятелей внѣ своего домашняго очага: они ему не нужны, и къ тому же онъ знаетъ, что такiя посѣщенiя вовлекаютъ его въ элементы чуждые семейной жизни.
Тѣмъ не менѣе, всѣ мужчины, надѣясь на свой твердый характеръ, считаютъ себя въ правѣ имѣть такихъ прiятелей, которыхъ они не рѣшаются представить своимъ домашнимъ. Изъ подобныхъ отношенiй, однако, часто возникаютъ серьезныя непрiятности даже несчастiя, и тогда именно, когда этого ожидаютъ менеѣ всего.
Теперь войдемъ въ нѣкоторый подробности и шагъ за шагомъ прослѣдимъ различныя положенiя и обстоятельства, въ которыхъ легко можетъ очутиться каждый.
При посещенiи театра, лица, взявшiя ложу и пригласившiя въ нее знакомыхъ, уступаютъ этимъ послѣднимъ переднiя места. Если два приглашенныхъ чужie между собою, то они оба садятся впереди; если же они члены одной семьи, то только одинъ изъ нихъ долженъ воспользоваться этою любезностью, а другой долженъ рѣшительно отказаться.



Переднiя места всегда предоставляются дамамъ, какъ бы ни былъ почтененъ возрастъ сопровождающихъ ихъ мужчинъ. Однако же есть случай, въ которыхъ общественное положенiе мужчины принуждаетъ его быть даже невѣжливымъ. Такъ напр. въ ложѣ какой нибудь принцессы, министръ сидитъ впереди статсъ-дамы принцессы, какъ бы знатны онѣ не были. Того требуетъ этикетъ.
Увидавъ въ театрѣ друзей, неприлично делать имъ знаки, а тѣмъ болѣе звать ихъ; имъ просто слегка кланяются, не вставая съ мѣста; если же это очень важное лицо, то для поклона ему слѣдуетъ почтительно привстать. Во время антрактовъ, мужчины подходятъ къ знакомымъ дамамъ, въ какихъ бы мѣстахъ онѣ ни сидѣли. Бесѣда при этомъ не должна быть слишкомъ продолжительною, такъ какъ это считается неделикатнымъ и можетъ воспрепятствовать подойти другимъ знакомымъ. Въ слѣдующей антрактъ къ этимъ же дамамъ можно подходить только по ихъ приглашенiю.
Если дамы безъ кавалера, слѣдуетъ предложить провести ихъ въ фойе, и проводить при разъѣздѣ, но въ случаѣ отказа, не должно настаивать. Предлагать постороннимъ дамамъ угощенiе нельзя, если не существуетъ близкаго знакомства домами, или если онѣ не приходятся родственницами. Въ свою очередь, дамы не должны принимать такого предложенiя отъ посторонняго и не коротко знакомаго мужчины. Но если мужчина сопровождаетъ дамъ въ театръ, наоборотъ, онъ долженъ предложить имъ мороженое, прохладительные напитки или конфекты; отъ нихъ же зависитъ принять угощенiе или отказаться отъ него.









Само собою разумеѣтся, что мужчина, сопровождающiй женщину, будь это его жена, родственница или знакомая, не долженъ ее покидать, чтобы разговаривать съ другими женщинами, или предлагать имъ свои услуги. Если онъ желаетъ выдти въ антрактѣ, а она предпочитаетъ сидеть въ ложѣ, то ему позволительно отлучиться на нѣсколько минутъ, перекинуться нѣсколькими словами съ прiятелемъ въ фойе; но онъ не имѣстъ права останавливаться съ другими знакомыми ему женщинами, за исключенiемъ подруги его спутницы, или если эта послѣдняя сама пошлетъ его къ кому-нибудь изъ дамъ.
Если же въ ложу явятся другiе мужчины, чтобы побесѣдовать нѣсколько минутъ съ его дамой, онъ можетъ воспользоваться этимъ временемъ, чтобы повидаться съ своими знакомыми, но обязанъ вернуться раньше, чѣмъ его спутница останется одна, и ни въ какомъ случай не долженъ оставлять ее съ глазу на глазъ съ однимъ посѣтителемъ.
Мужчина, идущiй подъ руку съ уважаемой имъ женщиной, женой, родственницей или знакомой, никогда не долженъ ни кланяться, ни признавать женщинъ безъ общественнаго положенiя; иногда это бываетъ очень непрiятно для него, но это вполнѣ заслуженное наказанiе за знакомство съ неприличными личностями.
Женщина считается потерявшей свое положенiе въ обществѣ съ того момента, какъ она вступила въ предосудительныя отношенiя къ мужчинѣ, Поклонъ, намекъ на такiя отношенiя, даже пристальный взглядъ на подобную жешцицу уже есть величайшее оскорбленiе для сопровождающей мужчину честной женщины, и въ случаѣ, если бы спутникъ ея забылся до такой степени, она немедленно должна покинуть его. Порядочная женщина дѣлаетъ видъ, что не замѣчаетъ мужчину, встрѣтивъ его въ двусмысленномъ обществѣ, и никогда не намекаетъ ему даже объ этомъ: это обстоятельство для нее не существуетъ. 

Можно свободно лорнировать сцену и актеровъ, однако молодымъ дѣвушкамъ приличнѣе больше смотрѣть на актрисъ и она должна избѣгать смотрѣть па любовныя сцены и на декольтированные костюмы. Имъ также должно какъ можно меньше лорнировать залу, ихъ роль - возбуждать восторгъ и изумленiе, и право, этой роли завидуетъ множество женщинъ, которымъ приходится лорнировать другихъ!
Для мужчины и женщины равно неприлично упорно лорнировать публику во время представленiя, это значитъ выставляться на показъ и обращать на себя общее вниманiе.
Въ театрѣ, какъ и на улицѣ, следуетъ избѣгать жестикуляцiи, громкаго разговора, указыванiя пальцемъ на знакомыхъ и слишкомъ явнаго проявленiя неудовольствия на игру актеровъ. Позволительно обсуждать ихъ талантъ, но изъ вѣжливости не слѣдуетъ выражать порицанiя прямо имъ въ лицо.
Алплодировать должно умѣренно, хотя подъ влiянiемъ сильнаго увлеченiя, мужчинамъ дозволяется изъявлять свое одобрение довольно шумно. Мужчины и женщины, занимающее въ обществѣ высокое положенiе, апплодируютъ совершенно безшумно: отъ нихъ достаточно легкаго жеста одобренiя.
Невѣжливо являться въ театръ слишкомъ поздно, пустыя ложи производясь непрiятное внечатлѣнiе, и этимъ выражается презрѣние къ актерамъ и къ пьесѣ. Во всякомъ же случаѣ входить поздно съ шумомъ и безпокоить своимъ появленiемъ зрителей есть признакъ очень дурнаго тона, случайно запоздавшiе должны ожидать антракта.
Мужчина, желающiй услужить женщинѣ, сопровождаемой кавалеромъ, напр. предложешемъ стула въ концертѣ, гдѣ всѣ места уже заняты, во избѣжанiе непрiятностей долженъ обратиться къ спутнику дамы, а не къ ней самой. Оказавъ вѣжливость, онъ долженъ отойти, приподнявъ шляпу, не продолжая разговора.
Вообще очень рискованно для мужчины оказывать вниманiе къ женщинѣ, уже сопутствуемой кавалеромъ: подобное вниманiе можетъ возбудить ревность этого нослѣдняго, и имѣть неожиданно иечальныя послѣдствiя. Нѣкоторые мужья вовсе не допуcкаютъ любезности къ ихъ женамъ, и намъ случалось неоднократно быть свидѣтелями весьма непрiятныхъ сценъ по этому поводу.
Слишкомъ неразборчивая любезность н услужливость къ незнакомымъ людямъ предосудительна и неблагоразумна. Однажды двое еще не искусившихся въ свѣтской жизни супруговъ, мужъ и жена, оказали вниманiе и услугу одной очаровательной незнакомкѣ, казавшейся такой простосердечной, искренней и признательной имъ, что неопытная молодая парочка была отъ нея безъ ума.
Однако, она оказалась женщиной полусвѣта, причинившей потомъ много горя услужившей ей молодой женщинѣ, и совершенно скомпроментировавшей эту послѣднюю однимъ своимъ знакомствомъ. Поэтому, слѣдуетъ остерегаться не только женшин уже потерянныхъ во мнѣнiи свѣта, но еще более тѣхъ, которыя подъ обманчивой наружностью скрываютъ развращенные сердце и нравы.
Мы видѣли также молодаго человѣка, путешествовавшаго съ своей больной матерью, не могшей переносить сквознаго вѣтра, и тѣмъ не менѣе спустившаго окно вагона, чтобы угодить другой женщинѣ, страдавшей мигренью и требовавшей воздуха.
Желанiе польстить нашему тщеславiю, выставляя себя услужливымъ и внимательнымъ, никогда не должно заставлять насъ забывать обязанности, предписываемыя намъ уваженiемъ и привязанностью.
И такъ, мы сказали, что мужчина, сопровождающiй даму, долженъ заниматься одною ею, забывая о другихъ, и что ему не слѣдуетъ оказывать вниманiе чужой дамѣ, но когда онъ одинъ между нѣсколькихъ женщинъ, его предупредительность, услужливость, любезность должны быть неограниченны. Онъ долженъ помогать женщинамъ, услужить и во всемъ уступать имъ. Эгоизмъ и равнодушie должны исчезнуть.
Точно также, но въ еще большей степени, долженъ поступать мужчина относительно женщинъ, съ которыми онъ связанъ узами родства или дружбы.


Мужчина не долженъ бояться быть черезчуръ внимательнымъ и услужливымъ. Онъ обязанъ избавлять женщинъ отъ всякаго безпокойства и утомленiя. Стыдно смотрѣть на мужчину, идущаго съ пустыми руками рядомъ съ женою, несущую свертки или ребенка, какъ мы это часто видимъ въ бѣдныхъ классахъ народа. Нисколько не позорно для мужа нести своего ребенка или вести его въ колясочкѣ, если онъ не въ состоянiи держать для этого прислугу, гораздо позорнѣе взваливать все на жену. Даже богатые люди, имѣющие прнслугъ, должны предпочитать лично услуживать женщинамъ своего круга, напр. носить ихъ накидки, подставлять скамеечки, исполнять порученiе и т. п. 
Mнorie предсказываютъ введенiе въ недалекомъ будущемъ англiйской моды поклоновъ, гдѣ женщины кланяются первыя; но намъ не совсѣмъ понятенъ этотъ обычай. Поклонъ есть выраженiе не фамильярности, а уваженiя. Весьма понятно, что мужчина, протягивающiй руку женщинѣ, можетъ быть ей непрiятенъ, потому что это есть изъявленiе дружбы или, по меньшей мѣрѣ, равенства. Тоже можно сказать о приближенiи къ женщинѣ въ публичномъ мѣстѣ или на вечерѣ.
Но поклонъ можно принять отъ нисшаго себя, отъ едва знакомой личности; въ этомъ нѣтъ ничего компроментирующаго, конечно принимая въ соображенiе манеру, съ которою на поклонъ отвѣчаютъ, и которая опредѣляетъ свойство отношенiя въ поклонившемуся лицу.

Намъ несколько разъ предлагали слъдующiй вопросъ: если женщина идетъ подъ руку съ кавалеромъ, можетъ ли другой мужчина поклониться ей, или онъ долженъ ожидать знака, означающаго разрѣшенiя на это? Вѣдь можетъ случиться, что женщина не пожелаетъ признать своего знакомства?
Есть исключительные случаи, когда это можетъ быть, но вообще не поклониться женщинѣ, встрѣтивъ ее въ публичномъ мѣстѣ, значитъ оскорбить или ее, или самого себя. Такимъ поступкомъ или самого себя признаютъ компроментирующимъ и принадлежащимъ къ дурному обществу, или же заставляютъ предполагать, что считаютъ эту женщину неспособной отдавать отчетъ въ своихъ поступкахъ тѣмъ, кто имѣетъ право требовать у нея этого отчета, а въ числѣ этихъ послѣднихъ находится и свѣтъ.
Въ исключительныхъ, личныхъ обстоятельствахъ — это дѣло такта, деликатности и пониманiя взаимныхъ отношенiй. Фатовство—роковой камень преткновенiя для мужчинъ, и часто заставляетъ ихъ дѣлать множество глупостей. Такъ, мужчина встрѣчаетъ женщину подъ руку съ ея мужемъ; не будучи знакомъ съ этимъ послѣднимъ, онъ вдругъ воображаетъ, что возбудить его ревность, поклонившись его женѣ, которая, какъ глупо подсказываетъ ему тщеславiе, непремѣнно скрыла о ихъ прежнемъ знакомствѣ. Но бѣдная женщина, напротивъ, разсказала объ этомъ мужу, и пройдя мимо безъ поклона, фатъ оскорбляетъ обоихъ супруговъ, намекая на отношенiя, существующiя только въ его воображенiи.
Все зависитъ отъ благоразумiя и такта, но есть много женщинъ, которыя по разнымъ причинамъ, изъ боязни, или поневолѣ дѣлаютъ тайны изъ всего.
Но мы знаемъ молодую женщину, которая живетъ открыто, безъ боязни смотря всѣмъ прямо въ глаза, и вспыхиваетъ отъ гнѣва, считаетъ себя оскорбленной, если мужчина позволить сказать ей: —я не смѣлъ поклониться вамъ, потому что вы были съ кѣмъ-то!
И она совершенно права. Въ своихъ отнощенiяхъ съ мужчинами, женщины должны вносить величайшую осмотрительность, но однако безъ излишняго жеманства.
Высокомѣрiе и ледяная холодность не въ женскомъ характерѣ и не въ духѣ нашихъ утонченныхъ нравовъ. Достаточно только придерживаться обычаевъ. Мужчины такъ-же мало одобряютъ полное презрѣнiе предразсудковъ, какъ и чрезмѣрную натянутость. Лучшее средство согласить все, это быть чрезвычайно вѣжливой въ обращенiи съ мужчинами, не выходя изъ предѣловъ, предписанныхъ приличiями.
Женщина должна быть настолько скромна и сдержана въ поступкахъ и словахъ, чтобы не дать повода къ возникновенiю безцеремонности окружающей ее средѣ, и настолько смѣла и тверда, чтобы подавить эту безцеремонность, если бы она всетаки возникла. Мужчины, даже самые грубые, къ чести ихъ нужно сказать, всегда оказываются чрезвычайно чувствительны къ уроку вѣжливости, полученному ими отъ женщины съ тактомъ.
Но для того, чтобы имѣть право дать такой урокъ, женщина не должна быть сама причиной недостатка уваженiя.
Женщина должна избѣтать принимать свѣтскихъ знакомыхъ въ своей спальнѣ; молодая дѣвушка не можетъ позволить себѣ это ни подъ какимъ предлогомъ; въ спальню входятъ только врачъ, близкiй пожилой родственникъ, или священникъ, и то если больная не можетъ встать.
Если же болѣзнь не важная и не требуетъ лежанья въ постелѣ, то больная принимаетъ посѣтителей на кушеткѣ, и при входѣ ихъ приподнимается; ни капотъ, ни неубранная голова не допускаются.
Женщина первая никогда не спрашиваетъ мужчину о его здоровьѣ; и только послѣ того, какъ онъ освѣдомился о томъ, какъ она себя чувствуетъ, она спрашиваетъ его объ этомъ же, но вскользь. Она должна избѣгать разговоровъ скандальныхъ и легкомысленныхъ; всякiя бесѣды о чувствахъ исключаются между молодыми людьми и дѣвушками и дамами, точно также не слѣдуетъ касаться нѣкоторыхъ медицинскихъ вопросовъ.
При встрѣчѣ женщиною на улицѣ знакомаго мужчины, который будетъ имѣть безтактность остановить ее или пойти рядомъ съ нею, она тотчасъ должна изобрѣсти предлогъ, чтобы его покинуть, или зайдя въ магазинъ, или взявъ экипажъ.

Строгость извѣстныхъ правилъ смягчяется или усиливается, смотря по ренутацiи и положению того лица, съ которымъ имеешь дѣло. Уважаемый человѣкъ не компрометируетъ женщину, а наоборотъ, заставляетъ уважать и ее. Но есть люди, одно знакомство съ которыми портитъ репутацiю женщины. Какъ это ни кажется нелѣпо, но это фактъ. Ни возрастъ, ни положен1е тутъ ничего не значить: все дѣло въ порядочности человѣка.
Женщина принимаетъ услуги и любезности своего кавалера, будь онъ ея мужъ, или просто знакомый. Она вѣжлива, признательна, но въ тоже время сдержана.
Она не заставляетъ себя просить, а беретъ себѣ по праву лучшiя места повсюду и лучшiе куски за столомъ: женщина — это рабыня, заставляющая прислуживать себѣ, мужчина—повелитель, который повинуется. Поэтому, женщина прислуживаетъ мужчинѣ только за столомъ, она не поднимаетъ вещей, которые роняетъ мужчина, но заставляетъ его поднимать то, что роняетъ она, она не пропускаетъ его первымъ въ дверь, не носитъ его покупокъ, не встаетъ и не хлоиочетъ для него. Комната ея должна быть лучшей въ домѣ. Неисполненiе всего этого показываетъ презрѣнiе со стороны мужа.
Отказъ принять руку знакомаго мужчины есть оскорбленiе его, иногда это бываетъ очень непрiятно, и многiя предпочли бы взять руку мужу и вовсе быть одной, но отказывать невозможно.
Въ публичныхъ мѣстахъ женщины по преимуществу садятся въ сторонѣ, гдѣ проходитъ меньше публики.
Гуляя съ мужемъ и еще съ другимъ мужчиной, по улицѣ или въ саду, женщина должна идти между ними: само собою разумѣется, что она идетъ подъ руку только съ однимъ: идти подъ руку съ обоими крайне смеѣшно и некрасиво.
Другъ дома предлагаетъ ей руку, и она принимаетъ; того требуетъ этикетъ; но другъ часто при этомъ попадаетъ въ затрудненiе, изъ котораго его можетъ снпасти одинъ лишь тактъ. Предложивъ руку, онъ рискуетъ разсердить ревниваго мужа; не предложивъ—можетъ оскорбить его. Поэтому, прежде чѣмъ дѣйствовать, слѣдуетъ изучить чувства обѣихъ сторонъ. Новобрачные часто предпочитаютъ быть вмѣстѣ; если третье лицо стоить выше ихъ по общественному положенiю, онъ дѣлаетъ честь, предлагая руку, и обязанъ предложить ее. Въ противномъ же случаѣ лучше, если онъ будетъ держаться на заднемъ планѣ, во избежанiе отказа или непрiятпости. Въ подобны хъ случаяхъ деликатность требуетъ, чтобы мужъ сказалъ:—предложите вашу руку моей женѣ.—Но онъ никогда не долженъ дѣлать этого относительно равнаго или высшаго себя.


Выходя изъ экипажа, даже изъ общественнаго, женщина можетъ принять помощь и отъ совершенно посторонняго человѣка и поблагодарить его любезнымъ словомъ.
Мужчина всегда обязанъ помогать женщинѣ, находящейся въ затрудненiи — все равно, старая она или молодая, красивая или безобразная. Въ отвѣть на выражеше ея признательности, онъ приподнимаетъ шляпу и немедленно отходить, навязывать свое общество было бы неделикатнымъ, и имѣло бы видъ платы за оказанную услугу.
Со стороны женщины неловко отказываться отъ этихъ малеиькихъ одолженiй, или принимать ихъ за ухаживанье. Это послужило бы признакомъ глупаго самолюбiя, если она вздумала-бы всякую любезность перетолковывать въ такую сторону, точно также, какъ смѣшно и глупо, если мужчина принимаетъ простую вѣжливость женщины за личное къ нему пристрастiе.
Порядочная женщина никогда не согласится посѣщать человѣка, не представившаго ей свою жену, но въ то же время, отказаться отъ визитовъ къ ней значитъ нанести ему глубокое оскорбленiе, которое онъ не долженъ сносить.
Женщина не должна показываться въ свѣтѣ съ человекомъ, посѣщающимъ дурное общество, и также не должна принимать его у себя. Знакомство домами съ мужчиной, не имеющимъ опредѣленнаго положенiя, есть вопросъ весьма деликатный. Во избѣжанiе обиды и непрiятностей, ему слѣдуетъ самому воздержаться отъ посѣщешя свѣта. Въ особенности, ни въ какомъ случаѣ не долженъ онъ представлять никому личность, быть можетъ дорогую ему, но которую светъ не потерпитъ въ своей средѣ, и для которой онъ самъ не послужить пи защитой, ни опорой. Изъ этого выйдетъ только рлдъ неловкостей. Вокругъ него образуется пустота, отъ которой будетъ жестоко страдать его подруга. Въ подобныхъ положенiяхъ нужно уметь довольствоваться самими собою. Познакомить такую женщину, нодъ какимъ бы то ни было предлогомъ, съ порядочной женщиной, значитъ навязываться на оскорбленiе.
Тутъ будетъ кстати коснуться одного очень щепотливаго вопроса, поднятаго одною изъ нашихъ корреспондентокъ, мужъ которой служить у одного банкира и главы значительной торговой фирмы. Роль хозяйки въ его гостиной играетъ одна очень милая и любезная особа, но тѣмъ не менѣе считающаяся потерянной во мнѣнiи свѣта. Банкиръ непременно желаетъ принимать у себя, и всякiй разъ настаиваетъ на томъ, чтобы его служащiе являлись съ женами! Это понятно; имѣя богатство и силу, онъ, по общему закону, стремится къ тому, чего у него нѣтъ: къ общему уваженiю и почету. Не желая кидать камнемъ ни въ кого, - продолжаетъ наша корреспондентка, - мы всетаки весьма справедливо разсуждаемъ, что неприлично намъ женщинамъ-рабынямъ своего, часто весьма и весьма тяжелаго, долга, преклоняться нередъ тѣми, кто всю жизнь слѣдовалъ только своимъ прихотямъ и капризамъ. А между тѣмъ, не ѣздить на вечера нашего патрона значило бы оскорбить его.
Не извиняя слабостей и увлеченiй, мы только замѣтимъ нашей корреспонденткѣ, что жизнь этихъ женщинъ, повидимому повинующихся однимъ лишь своимъ прихотямъ, и которыхъ общество клеймитъ позорнымъ именемъ падшихъ, далеко не такъ беззаботна и весела, какъ кажется, и на пути ея разсы-пано много шиповъ и острыхъ кремней!
Отвечая категорично на предложенный вопросъ, мы скажемъ, что такъ какъ банкиръ этотъ очевидно не сознаетъ фальшиваго положенiя, въ которое онъ ставить своихъ знакомыхъ и себя самаго, то если нельзя отговориться болезнiю, женщина можетъ явиться къ нему подъ руку съ мужемъ, но ни въ какомъ случаѣ, не приводить съ собою дочерей. Приэтомъ, она не должна принимать пренебрежительнаго или натянуто-холоднаго вида, но наоборотъ, быть какъ можно вѣжливѣе, чтобы всѣ могли видѣть и оценить ея снисхожденiе. Смѣшно было бы соглашаться принимать деньги отъ этого господина и въ тоже время выказывать къ нему презрѣнiе. Если женщина обладаегъ слишкомъ непреклоннымъ характеромъ и не можетъ себя покорить обстоятельствамъ, пусть мужъ ея ищетъ себѣ другое мѣсто.
Въ подобныхъ случаяхъ, когда нѣтъ хозяйки дома, визита послѣ бала не отдаютъ; мужъ только завозить свою карточку. Пожилыя женщины думаютъ, что онѣ могутъ посещать всѣхъ безъ разбора: это заблужденiе; онѣ не должны покровительствовать поступкамъ, прикрывая ихъ своими сѣдыми волосами.
Но часто случается, что холостяки, желающiе принимать у себя, просятъ замѣнить у нихъ хозяйку жену одного изъ своихъ друзей. На эту трудную и щекотливую роль, одобряемую
далеко не всѣми мужьями, соглашаются всегда красивыя, много выѣзжающiя женщины; замужнiя могутъ являться на такiе вечера съ мужьями, но не должны привозить дочерей. Однако есть и исключенiя изъ этого правила. Такъ, если роль хозяйки играетъ сестра, невѣстка, тетка или племянница амфитрiона, сама имѣющая дочерей, то въ такомъ случаѣ, сюда могутъ явиться и молодыя дѣвушки.
Во время визитовъ женщина не можетъ распроститься и уйти вмѣстѣ съ однимъ изъ посетителей, чтобы не подать повода къ злословiю; мужчина не долженъ дѣлать того же относительно женщины.



Мужчина, входящiй въ дилижансъ, въ вагонъ, словомъ, въ такое публичное место, гдѣ всѣ въ шляпахъ, долженъ приподнять свою шляпу или дотронуться до нея въ видѣ общаго поклона, не смотря ни на кого въ особенности. Женщины не кланяются при входѣ въ подобныя мѣста; но если онѣ тамъ однѣ, и имъ кланяется входяпцй мужчина, то онѣ отвечаютъ легкимъ наклоненiемъ головы.
Почти во всѣхъ закрытыхъ мѣстахъ, где есть женщины, мужчины должны быть безъ шляпъ и не должны курить. Но это не составляетъ непремѣннаго правила, а измѣняется сообразно обычаю местности, отъ котораго не слѣдуетъ отступать: если всѣ присутствующiе въ шляпахъ, значить снимать ее не нужно. 
Молодой человѣкъ не долженъ предлагать молодой дѣвушкѣ ни букета, ни цвѣтовъ, если она ему не невѣста, или не подруга невѣсты, у которой онъ шаферъ. Однако, при случаѣ, онъ можетъ предложить по цвѣтку или по букетику матери дѣвушки и ей самой.
Гуляя съ дамами, мужчина можетъ купить на улицѣ букеты, но съ тѣмъ, чтобы поднести ихъ всѣмъ своимъ спутницамъ. Никогда не долженъ онъ дозволять женщинѣ своего круга покупать букетъ въ его присутствiи; онъ долженъ поспѣшить заплатить за него, и дама не должна мѣшать ему, но изъ деликатности, она лучше сдѣлаетъ, если не пожелаетъ npioбpѣcти цвѣты, зная, къ чему это обязываетъ ея кавалера. Точно также, если случается подать милостыню или- купить лакомства ребенку, мужчина платить такъ ловко и быстро, чтобы дама не успѣла даже вынуть портмонэ. Настаивать на отдачѣ не слѣдуетъ. Если она желаетъ, то можетъ подать нищему одновременно со своимъ спутникомъ.

 

Источник






 



 

 




 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




 

  



ДЕНЬ У ВСЕХ СКЛАДЫВАЕТСЯ ПО-РАЗНОМУ













 

 





  

Пожилые люди картинкиПожилые люди картинки

 

Люди картинкиПожилые люди картинки

Пожилые люди картинкиПожилые люди картинкиПожилые люди картинки
Пожилые люди картинки Пожилые люди картинки Пожилые люди картинки

Пожилые люди картинкиПожилые люди картинкиПожилые люди картинкиПожилые люди картинкиПожилые люди картинки













А ЧТО, ЕСЛИ ОТПРАВИТЬСЯ

ЗА ВТОРОЙ ПОЛОВИНОЙ В ДРУГИЕ СТРАНЫ?





Сайт знакомств - кому за 40



Новые пожилые друзья - партнеры и компаньоны



"Гармония". Сайт знакомств для немолодых людей.



Знакомства "Кому за 50". (Великобритания)



Знакомства для людей в возрасте



"Круг знакомств пожилых людей" из разных стран



Клуб "50 плюс"



Международный сайт знакомств старшего поколения



Знакомство с немолодыми ровесниками (Австралия)



Сайт знакомств для немолодых людей










Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом

"Третий возраст" мне не очень 

нравится. Не рекомендую всем!