Rambler's Top100




Встречи с Соляником.

Встречи с Соляником.

Май 1947-го года. Китобойная флотилия «Слава» вернулась из своего первого рейса в родной порт – Одессу, пресса освещала это, как огромное событие, чуть-ли не равное недавней Победе над Германией.  Мне в руки попал номер пионерской газеты Украины, там огромное количество фотографий, естественно, парадные снимки капитан-директора, и  множество раз повторяется  его имя  – Соляник Алексей Николаевич, которое с  тех пор стало для меня легендарным.  Я все это читаю и перечитываю с замирающим сердцем, в общем, награды нашли Героя, а газета  нашла внимательного и благодарного читателя.

1964 - й год.  Соляник попал в немилость к Хрущеву, оказался в опале, был  снят с должности, газеты писали о нем уже в другом тоне, диаметрально противоположном...  Читал я и эти газеты.  Ну, что ж, от любви до ненависти...

1977 год.  Я работаю в Мозамбике в Представительстве Минрыбхоза СССР.  Советское рыболовное судно заходит в Мозамбик для смены экипажа.  На борту – капитан-наставник Соляник А. Н.  Капитаны говорили, что эту должность ему дали так... ну, чтобы не скучал на пенсии.  Впрочем, считали его неплохим и безвредным  человеком,  ибо он никого не напрягал своими наставлениями.  

До вылета в Москву несколько дней.  Представитель Минрыбхоза, он же мой шеф, проигнорировал прибытие в его озеро такого крупного кита, не пригласил в Представительство, ни разу с ним не встретился, ну, видимо, двум китам в одном озере тесновато, да и потом, вопрос - какой кит крупнее?...  А я, наоборот, взял Соляника под свою опеку. 

Вообще, по жизни, я всегда на стороне более слабого, а тут сам Соляник, да еще в опале!  Конечно, я был счастлив оказывать ему мелкие услуги, это меня, как-бы, немножко поднимало до его уровня.  Пригласил я его в ресторан.

Соляник сошел с трапа  при полном параде.  Огромная фуражка с огромным золотым «крабом», по черному блестящему козырьку толстые дубовые, а может, и лавровые ветви,  свитые из золотых нитей,  над ветвями толстый  шнур, тоже свитый из тех же золотых нитей,  безукоризненный светло-кремовый костюм, на груди сияет  Золотая Звезда Героя Труда, но, правда, она колышется  в скромном  одиночестве.  Зато на рукавах, до локтей, и даже, кажется, выше –  золотые  нашивки неимоверной ширины и в неисчислимом количестве.  Фигура у адмирала солидная, и смотрится он вполне...   Вобщем, «последний парад наступает!».

Тут надо сказать, что в моем распоряжении был старый, ржавый «Фиат», который в России пренебрежительно называли «Копейка».  У шефа, правда, был новенький «Датсун», но...  Ну,  это еще  ладно.  Хоть  этот «Фиат»  кое- как  и ездил, но чтобы запустить двигатель, надо было, чтобы кто-то толкал сзади.  Приехали мы в ресторан, был какой-то местный праздник, и в ресторане оказалось довольно много португальцев, из тех, что еще не успели сбежать от революции.  А  здание ресторана окружала двухэтажная  терраса, там сидели посетители, и когда мы вышли из машины, то, конечно, привлекли всеобщее внимание.  Мне это не совсем понравилось, а Алексей Николаевич вел себя, как ни в чем не бывало.  Вероятно, привык быть в центре внимания.

Посидели, выпили, поели, пора и ехать.  Хоть я и поставил машину так, чтобы задние колеса были на пригорке, но боялся, что не заведется, а что делать потом, я старался и не думать .  Когда мы вышли из ресторана, то терраса была вся забита португальцами, я и не подозревал, что их так много еще оставалось в столице.  Естественно, никто из них уже не ест – не пьет, стоят молча, кому повезло, тот облокотился на ограждение, другим приходится вытягивать шеи, и рассматривают они нас очень внимательно.  Их можно понять, такое великолепие второй раз в жизни не увидишь!

Дурные мои предчувствия сбылись, «Фиат» прокатился с горки, чихнул и остановился.  Нехватило инерции.  Я знал, что кроме меня никто не сможет угадать момент, когда включить скорость.  Соляник быстро оценил ситуацию, спокойно вышел из машины, и под пристальными взглядами многочисленных зрителей стал толкать машину.  Сила у адмирала, видимо, еще была, толкнул он хорошо, мотор завелся, он спокойно сел рядом со мной, и мы благополучно уехали, как я понимаю, к большой досаде наших зрителей. 

Когда отъехали, я с облегчением  вздохнул и принялся извиняться, а Соляник и спрашивает – Ты чего извиняешься?  -- Так ведь неудобно,  толкать пришлось... – Ну и что?  Вот капитан... (тут он назвал фамилию капитана, которая была, явно, одесско-греческой, что-то, вроде, Ставриди, или  Пеламиди, точнее не помню) – вот капитан...  жена сидела за рулем, а он толкнул, упал и помер.  Вот ему было неудобно.  А я-то ведь живой!

Лето 1984 года.  Во время тренировочного перехода из Одессы в Белгород-Днестровский забрел я почему-то  на старое одесское кладбище, что находится  у дороги на Люстдорф, и мимо которого я как-раз проходил.  Побродил, почитал  надписи на замшелых надгробиях, вышел к Церкви, что в центре кладбища. 

Смотрю, расчищена довольно большая площадка, в центре свежая  могила, на могиле венки, цветы и надпись на пирамидке – «Соляник Алексей Николаевич.   1912 – 1984».  Гиподинамия, однако!  Не учитывает былые заслуги.  Подумать только, на сегодня 30 лет уже пролетело! 

...А ровно 100 лет назад и родился Соляник. Само получилось, такое вот,  совпадение.  Постоял я тогда с грустью в душе и пошел дальше по намеченному маршруту.   К предстоящему Одесскому супермарафону надо было усиленно тренироваться, и счетчик мой показал в тот день  рекордный километраж!


   16.04.12         Ткаченко  Н.А.,   Джорджтаун

Комментарии к статье
  • Сергей ehr-sergej@yandex.ru

    Я не был знаком с капитаном Соляником А.Н., никогда не работал в МРХ, хотя имею 40-летний морской стаж. Но очень много слышал про него, как положительных, так и отрицательных, мнений. В конце 90-х годов, проходя в очередной раз Босфор, вдруг услышал в эфире: "Я - теплоход Соляник". "Молодцы украинцы. - подумал я. - Увековечили память легендарного капитана". И как-то стало светлее на душе.

  • Владимир maklakov51@yandex.ru


    В 1965 году мой отец улетел в Голландию принимать новое судно Занимал он должность старшего механика и там состоялось знакомство с Алексеем Соляником У них сразу установились дружеские отношения и это не нравилось первому помощнику капитана Они оба их не очень любили Особенно первому не нравились их прогулки без него После приемки они ушли в свой первый рейс и после вернулись в порт приписки-Севастополь Затем снова ушли в Голландию на гарантийный ремонт Имеется местная голландская газета со статьей и фотографией о их встрече с Крестной мамой "Ван-Гога"Примерно после шести месяцев ремонта они снова ушли в очередной рейс Имеются и фотографии того периода

    Во время стоянки в Севастополе я часто приходил к отцу на судно Ужинали в кают компании Соляник с женой и мы с отцом Мне даже дали попробовать французского вина Не смотря на мой возраст Мой старший брат и я пошли по стопам отца и стали моряками В 1977 году я попадаю в командировку в Мозамбик в составе РПК-3 от Севастополя И там встретил еще одного друга отца Русака Анатолия Ипполитовича Он был там представителем МРХ в Мозамбике Неоднократно бывал у него дома Улетели мы домой в начале января 1978 года С Соляником к сожалению я не встретился

    Последний раз мы встретились с ним случайно на улице в Севастополе Год не помню Он куда-то спешил Передал привет отцу и побежал дальше Об отце Родился в 1919 году Достойно прошел всю войну Дважды прыгал за линию фронта в Крым в !943 году И в Латвию в 1944-ом С 1947 года судовой механик на судах МРХ Заслуженный работник промышленности УССР Персональный пенсионер республиканского значения Умер и похронен в Севастополе в 1986 году С уважением Владимир

  • Александр Юферев
    yuf-alexander@yandex.ru
    Интересно и полезно под занавес жизни узнавать и осмысливать прошедшие события. Бывший китобой.
Страницы: 1
Добавить комментарий


Читайте также:







 

КЛУБ ЗНАКОМСТВ НА САЙТЕ








































         

Росбалт


























 












ЭТА ЖЕНЩИНА УЖЕ "ЧЕТВЕРТОГО ВОЗРАСТА".

















Энергия жизни











Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru